Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
114830
11439
6513
42908
2

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Заскалько Павел Андреевич



Пол:мужской
Дата рождения:0.0.1911
Место рождения:Ростовская обл., г. Ростов-на-Дону
Национальность:украинец
Должность:командир танкового полка
Звание:полковник

Попечитель:

Фарит Султанов

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

1 гвардейская танковая Чертковская дважды ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова, Кутузова, Б.Хмельницкого бригада
15 танковая дивизия
3 механизированный корпус (2 формирования)
4 танковая бригада

Захоронение:

-
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:
Родственники во время войны:
Дата призыва:0.0.1933
Место призыва (военкомат):Ростовский ГВК, Ростовская обл., г. Ростов-на-Дону
Дополнительные сведения:Участник боев с 22.06.1941 года на Западном, Брянском, Калининском фронтах. Воевал в составе 4 танковой бригады, 1 гвардейской танковой бригады в должности командира танкового батальона, майор. Из военных мемуаров: в ночь на 10 октября 1941 4 танковая бригада отошла к Мценску и заняла оборону южнее города. До середины дня 10 октября противник пытался выбить бригаду с занимаемого оборонительного рубежа, атакуя ее тупо в лоб. Примерно с 14:00 атаки прекратились. Не сумев пробить оборону бригады части 4-й танковой дивизии немцев смогли обойти ее позиции и ворвались в Мценск с юго-востока. Бригада Катукова в ночь на 11 октября, прорывается из Мценска по железнодорожному мосту через реку Зуша, одновременно ведя жестокие оборонительные бои отдельными группами танков на улицах города, взаимодействуя с подразделениями 11-й танковой бригады. Самые надежные экипажи танков Бурды, Лавриненко, Загудаева, Тимофеева, Капотова, Заскалько были оставлены Катуковым на северо-западной окраине Мценска. Они, пользуясь своим излюбленным приёмом, неожиданно и стремительно контратаковали из засад. Именно эти танкисты, взяв на буксир повреждённые танки, последними переправились на крутой правый берег реки через "чертов мост". В два часа ночи 11 октября он взлетел в воздух, как только по неустойчивым бревнам настила прогромыхал последний танк. Причем была вывезена ВСЯ неисправная матчасть, что для 1941 года было уже само по себе подвигом! Ранен в районе Рубцово 14.08.1942, 23.03.1943 года, гвардии майор. В Отечественной войне с первых дней. Сначала работая заместителем командира танкового батальона, затем командиром 1-го танкового батальона проявил себя исключительно смелым, отважным и волевым командиром. В период наступательных боев на центральном участке фронта с 25.11.1942 года так организовал боевое обеспечение и управление боем батальона, что батальон имел полный успех. Сам лично неоднократно со своим танком шел впереди в атаку, увлекая за собой свое подразделение, в результате чего был нанесен противнику значительный урон. В боях за населенные пункты Осино, Большое Осино, Мелеево, хутор Савино, Жерносеково, Бобоеды за период боев с 25.11.1942 по 05.01.1943 его батальон уничтожил: 53 орудия разных калибров, танков -22, тягачей -5, пулеметов -47, минометов -22, автомашин -8, повозок -7, дзотов -238, солдат и офицеров – 1470, складов с продовольствием -2. За этот же период батальоном захвачены трофеи: орудий -22, пулеметов -14, минометов -5, винтовок -23, автомашин -6, мотоциклов -3 и много другого военного имущества противника. За этот же период батальон Заскалько имел незначительные потери. За умелое руководство батальоном в бою, за личную храбрость и мужество награжден орденом «Красного Знамени» (17.04.1943). Воевал в составе 14 танкового полка 1 мехбригады 3 мехкорпуса в должности командира полка, гвардии майор. На Воронежском фронте Белгородского направления с 6 по 9 июля 1943 года шли крупные танковые бои. Противник, не считаясь с потерями, бросал все новые и новые силы. В эти дни на фронте, пока действующего в районе Луханино-Сырцево-Березовка, противник во взаимодействии с авиацией бросал до 250 танков. Несмотря на численное превосходство противника в технике и авиации, полк упорно удерживал занимаемые рубежи обороны. Заскалько день и ночь находился в боевых порядках своих танков, воодушевляя личным примером танкистов на боевые подвиги. Несколько раз сам лично принимал участие в составе своего экипажа в отражении атак. В тяжелых местах всегда появлялся Заскалько. Пренебрегая смертью, под ураганным огнем противника, он переходил из подразделения в подразделение, отдавая приказы. Благодаря умелому руководству, изматывая противника, полк наносил ему большие потери. 09.07.1943 в пути к генералу Гетману при налете авиации противника был ранен. За период с 6 по 9 июля 1943 года полк уничтожил 56 танков противника, из них 11 – «Т-6». За умелое командование полком и проявленный личный героизм награжден орденом «Отечественной войны» 1 степени (27.07.1943) Рассказывает командир танковой роты Павел Заскалько* Павел Заскалько, которому довелось пережить немало драматических событий, о чем будет рассказано в этой книге, успешно завершил войну в Берлине. Сейчас он, как и многие другие герои этой книги, в отставке, работает начальником автомотоклуба ДОСААФ в Воронеже. Ветеран 1-й гвардейской танковой бригады Аркадий Ростков вспоминает: "Родом из Ростова, Заскалько в годы гражданской войны еще мальчиком наблюдал расправы белогвардейцев с. гражданским населением; сцены эти врезались ему в память на всю жизнь, и он решил стать военным, чтобы защищать свой народ. Специальность танкиста Заскалько приобрел, окончив Орловское танковое училище, куда был направлен по путевке комсомола. Я помню его как общительного, остроумного человека, способного командира. Его все уважали". Заскалько: Вам, конечно, известно, что основной костяк нашей бригады составляют танкисты, начинавшие войну в 15-й танковой дивизии в Станиславе. Я сам из этой дивизии и могу вам с полной ответственностью сказать, что служба в ней была отличной школой для всех нас. Что же касается, например, меня лично, то я, если хотите знать, танкист-профессионал. Мы с Александром Бурдой еще в середине тридцатых годов пошли в танковые войска - не по приказу, а по своей доброй воле. Вместе учились в Харькове, вместе служили в Станиславе, дома друзей - водой не разольешь, а по службе лютые соперники: оба командовали танковыми взводами и оба боролись за первенство. Люблю я танковые войска, по-моему, это самый серьезный и важный род войск. Может, кто-нибудь считает иначе, а я - так. И даже жена так считает. Свою дочку мы назвали Таней, поскольку я сам танкист, а дома ее шутя называли Танкеткой. В общем, броневое семейство. Ну, а если говорить не шутя, то я уверен, что Красная Армия рано или поздно въедет в Берлин именно на танках. Большинство танкистов в нашей бригаде,- вы это, наверное, уже знаете,- из быв [47] шей 15-й дивизии. Это была хорошая дивизия,- смотрите, каких героев она дала. Высок у нас был дух соревнования. И это сказывалось буквально во всем, вплоть до мелочей. Я вам расскажу такую забавную историю - вы не слыхали, что я ухитрился в лазарет попасть за шесть часов до войны? Так вот, это было так. 21 июня у нас заканчивались спортивные соревнования двух танковых полков. Вдруг прибегают ко мне ребята из нашего полка: "Выручай! Ты же любитель велосипедной езды. Если мы по велосипеду наших противников обставим - первенство наше".- "Да я же давно не ездил".- "Ничего, сила у тебя бычья". Ну что ж, надо было выручать нашу команду. Сел па велосипед, нажал... И, представьте себе, обставил всех. А вот на финише приключилась авария: осталось подо мной седло да руль в руках, колеса разлетелись. Я так и пропахал землю физиономией. Команде первенство, а мне - лазарет. И смех и грех... А на рассвете следующего дня - война. Как она начиналась, вы знаете. Сложная была обстановка, а неразберихи много было, наш танковый корпус все время перебрасывали с одного направления на другое, но дралась дивизия отлично. Мы, конечно, отходили, но за каждый километр фашисты платили нам дорогой ценой. Конечно, крепкие нервы и прочное седце надо было иметь, счень много горького довелось, пережить. Но уж те, кто выжил,- это неоценимый человеческий капитал: каждый такой танкист сотни гитлеровских стоит. Бурда, Рафтопулло, Лавриненко, Загудаев, Любушкин, Луппов, Молчанов, Капотов, Томилин, Тимофеев, Фролов, Полянский, Исаченко, Луговой, Афонин, Евтушенко, Ивченко, Корсун, Петров, Гаврилюк, Стороженко - это же действительно гвардия. А я вам мог бы еще сотню фамилий назвать. Описывать сейчас весь наш боевой путь [48] от Станислава - невозможное дело. Получилась бы большая книга, да когда-нибудь такую книгу и напишут. Я вам только кое-что из своей личной практики сообщу. Вот вспоминается мне, например, такой случай. В начале июля, когда наша 15-я танковая дивизия находилась северо-западнее Проскурова, двигаясь к Мозырю, мне и лейтенанту Луговому был дан приказ: немедленно выехать с пятнадцатью автомашинами в район Валявы - есть такое местечко на Западной Украине - и вывезти оттуда боеприпасы. Туда уже подходили гитлеровцы... Мчимся вперед, а навстречу нам отходящие наши колонны - пехота, артиллерия... Доехали до города Борщув. За два часа до этого там шел бой с гитлеровским десантом. Нас обстреляли с колокольни. Я выпросил броневичок у находившегося там начальника штаба одной бригады и сбил фашистов с колокольни. Помчались дальше. Вот уже Залещики. Там мост, он уже подготовлен к взрыву. Майор, которому поручено это дело, предупреждает: "Взорвем завтра. Не вернетесь к двенадцати, пеняйте на себя, придется вам вплавь перебираться через реку". Спешим вперед. В Коцмане нас встречают пулеметным огнем,- одна очередь у меня под ногами прошла. Оказывается, и здесь фашистский десант сброшен, и наша горнострелковая бригада ведет бой на два фронта - ее атакуют и в лоб, и с тыла. Поехали через Кучермик. Ночь, идет дождь, скользко. Машины застревают в грязи, мы их с трудом вытаскиваем. Надо спешить, иначе не поспеем вернуться к переправе. Въехали в Валяву и узнали, что часть боеприпасов наши увезли, а остальное взорвали. Подобрали мы группу бойцов, остававшихся в Валяве, посадили их на машины и - обратно к Залещикам. Подлетаем к мосту в 12 часов 15 минут. На мосту бледный майор с часами и вооруженные бойцы. Все-таки [49] рискнул, подождал нас. А в это время фашисты уже подходят к реке. Решили дать бой на переправе, а когда гитлеровцы ворвутся на мост, взорвать его вместе с ними. У наших нашлось противотанковое орудие. Поставили его и били прямой наводкой по пехоте. Впереди гитлеровцы гнали венгерскую пехоту. Она шла в бой неохотно. Но только начнет откатывать назад,- сзади ее немецкие эсэсовцы косят из пулеметов. На мосту - гора трупов, А гитлеровцы все повторяют атаки. Когда держаться дальше было уже невозможно, впустили на мост их колонну и взорвали. Это было уже ночью. Мы двинулись к своей дивизии. У городка Мала Скела опять встречают нас обстрелом. Мы в сторону, обошли городок, добрались до того места, где стояла наша дивизия, а ее там уже нет. Говорят, она отошла к Белой Церкви. У меня собралось на грузовиках уже 42 человека. Мы погрузили боеприпасы и оружие, какое еще оставалось, и поехали искать дивизию. В Белой Церкви находим наш моторизованный полк. Оказывается, основные силы дивизии ведут бой под Бердичевом, но туда уже не прорвешься. Будем воевать здесь. Сделали из моей группы отряд истребителей танков - у каждого граната, две бутылки с горючим и наган. Трех лейтенантов назначили командирами отделений. К счастью, у меня были на грузовиках припасены пулеметы. Взяли их с собой - это уже большая сила. Мы продвигаемся вперед, действуем осторожно - наши пулеметы уже вышли из строя. Вдруг из ржи, с дистанции пятнадцать-двадцать метров, - огонь из автоматов. Мы залегли. Я кричу Луговому: "Готовь гранаты! Надо выбиваться". Вскочили все на колени и разом - гранаты в рожь. Гитлеровцы сразу отскочили, а мы стали отползать по канаве. Фашисты бросили нам наперерез танк.[50]. Он совсем рядом. Луговой говорит: "Я танкист, меня не перехитришь". И - прыг в мертвую зону обстрела танка, там и маневрирует. Так двести метров и шел рядом с немецким танком, увертывался от него. Теперь страшно даже вспомнить об этом, а он тогда действовал удивительно хладнокровно, хотя жизнь его висела на волоске. У немцев сокрушительное преимущество, они атакуют со всех сторон, а наши части, прикрывающие Белую Церковь, уже сильно потрепаны. Все перемешалось - наши мотострелки, пограничники, остатки одной стрелковой дивизии. А людей становится все меньше. Рядом со мной упал наш шофер Галкин - пуля попала в висок. Я закрыл ему глаза, взял его оружие, Упал еще один - его тяжело ранило в ноги. Я попытался тащить раненого, он взмолился - страшная боль - и попросил: "Дай умереть спокойно". Тут какой-то полковой комиссар создает засаду у шоссе, я присоединился к нему. У нас восемь человек, ручной пулемет, по две гранаты на каждого, винтовки. Комиссар говорит: "Если действовать из засады, можно много их перебить". И верно: шла группа гитлеровцев кучно, мы сразу двадцать человек скосили. Стало опять тихо. А сзади нас по обходному шоссе идут два немецких средних танка. Их бы гранатами забросать, но у нас уже ни одной не осталось. Гитлеровцы обнаглели. Открыли люки, встали во весь рост и строчат из автоматов. Такое зло нас взяло, не передать. Пришлось опять отходить, присоединились к пограничникам. Там я снова встретился с Луговым. Город Белая Церковь уже пуст, наши силы исчерпаны, но пограничники еще удерживают лес. Повоевали мы вместе с ними, потом их командир нам говорит: "Вот что, ребята, вы танкисты, у вас важная специальность, погибать вам в пешем строю не следует, вам еще дадут танки. Уходите. А мы останемся тут до конца". Мы не хотели уходить, но он нас пугнул так, что пришлось все-таки уйти. Шли мы через город вдвоем с Луговым. Зашли по пути в клинику - воды напиться. Глядим, какое ценнейшее медицинское оборудование остается фашистам. И тут я просто осатанел - сказалось все напряжение этих бессонных дней и ночей. Выломал ножку у табуретки и стал бить стеклянные шкафы с хирургическим инструментом. Луговой меня торопит, а я не ухожу. Слышим топот: фашисты входят в город! Луговой выскочил на улицу, а я в сад. Смотрю, рядом стоит гитлеровец, пьет из фляжки, а винтовка прислонена к стене. Я его кулаком в скулу. Он на меня, но я сильнее. Схватил его за плечи и бил затылком об стену, пока не увидел, что руки мои по плечи в его крови. Сел и горько расплакался - такая была реакция. Тут меня нашел Луговой, и мы дворами выбрались из города. Нашли остатки нашего моторизованного полка - половина его отходила на Киев, половина па Погребище. С мотострелками мы и прорвались к своим. А потом нас всех, танкистов, собрали и отправили на формирование. Источник: Юрий Жуков. Люди 40-х годов. Записки военного корреспондента. Издательство "Советская Россия", Москва, 1969.
Выжил / пропал без вести / погиб:выжил
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2017-11-12 12:15:14
Дата и время последнего изменения:2017-11-14 19:34:58
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.