Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
138235
12825
7036
50265
3

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Борисов Константин Федорович



Пол:мужской
Дата рождения:0.0.1903
Место рождения:Калининская (ныне Тверская) обл., Овинищенский (ныне Весьегонский) р-н., Чамеровский (Осоринский, Острецовский) сельсовет, д. Дудино
Национальность:русский
Должность:стрелок
Звание:красноармеец

Попечитель:

Александр Ушаков (2 аккаунт)

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

107 отдельная стрелковая бригада
18 армия

Захоронение:

Россия, Краснодарский край, Туапсинский район, северо-западная окраина с. Садовое
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:Калининская (ныне Тверская) обл., Овинищенский (ныне Весьегонский) р-н., Чамеровский (Осоринский, Острецовский) сельсовет, д. Дудино
Родственники во время войны:Борисова М.Г. (вдова)
Дата призыва:0.0.1941
Место призыва (военкомат):Овинищенский РВК, Калининской обл.
Дополнительные сведения:Стрелок 107 отдельной стрелковой бригады (18 Арм) БОРИСОВ КОНСТАНТИН ФЕДОРОВИЧ (1903 г\р) погиб на высоте 576,1. Вот что пишет о тех боях В.В. Кабанов (бывший заместитель командира 107-й бригады по политчасти): "В те дни наша 107-я отдельная стрелковая бригада, переданная 18-й армии (кроме 1-го батальона, который продолжал выполнять свою задачу на Марухском перевале), сосредоточилась в районе железнодорожной станции Индюк и Гойтхского перевала. Во время следования в назначенный район комбриг полковник П. Е. Кузьмин и автор этих строк были вызваны к командующему Черноморской группой войск И. Е. Петрову. Командующий ознакомил нас с обстановкой, поставил перед бригадой задачу: остановить продвижение врага на Туапсе вдоль железной и шоссейной дорог на рубеже с отметкой 576 — Шаумян. — Части бригады,—подчеркнул генерал,—должны стоять насмерть! Утром 10 октября мы доложили командирам и политработникам частей и подразделений о приказе командующего ЧГВ и дали указания о подготовке к выходу на рубеж обороны. Особое внимание уделялось работе с личным составом стрелковых батальонов, так как в них более половины рядовых и сержантов не имело боевого опыта. Обстановка была тяжелой. Противник силами 97-й и 101-й легкопехотных дивизий продолжал теснить наши части. В боевом распоряжении 11 октября командующий 18-й армией дал следующую оценку: «До четырех пехотных полков противника, овладев горой Гейман и населенным пунктом Гунайка, стремится прорваться в долину реки Пшиш и в район Островская щель, с целью перерезать Туапсинское шоссе и железную дорогу». 107-я отдельная стрелковая бригада получила приказ: к утру 11 октября занять оборону на участке высота 388,3, Гойтхский перевал, высота 396,8, чтобы не допустить противника в долину реки Пшиш, по балке Холодной и Островской щели к железной дороге и шоссе. Обратить особое внимание на оборону узла дорог в Островской щели, быть готовыми к контратакам в направлении Гойтх, Гунайка, разъезд Пшиш. 4-му стрелковому батальону предстояло оборонять район высоты 396,8 и быть в готовности к действиям в направлении отметки 224 (Гойтх) и по балке Холодной; 3-му стрелковому батальону с минометным батальоном и двумя батареями артдивизиона — район Островской щели, высот 388,3, 352 и прочно удерживать узел дорог в трех километрах южнее Шаумяна; 2-му стрелковому батальону защищать Гойтхский перевал на рубеже высот 363,7, 384 и быть в готовности вести боевые действия в направлении вдоль Островской щели и дороги на Шаумян; батальону автоматчиков оборонять гору Индюк. Основные огневые средства бригады — дивизион 76-мм пушек и истребительный противотанковый батальон — заняли огневые позиции на танкоопасном направлении, прикрывая долину реки Пшиш. Времени на подготовку оборонительного рубежа было мало. Противник продолжал наступление, теснил подразделения передовых частей, которые мелкими группами отходили через боевые порядки бригады. В тот же день, 11 октября, 3-й и 4-й батальоны, занявшие оборону в первом эшелоне бригады, приняли бой с наступающими гитлеровскими частями. Противник подверг нашу оборону яростным атакам (на отдельных участках он атаковал до восьми — девяти раз), но успеха не добился. Перед передним краем остались сотни трупов немецких солдат и офицеров. Всю ночь личный состав бригады укреплял оборонительные рубежи. Саперная рота под командованием капитана П. М. Долгушина заминировала отдельные участки шоссейной дороги и долины реки Пшиш. 12 октября и в последующие дни атаки противника были отбиты. Стремясь любой ценой сломить сопротивление наших войск и выйти к Черному морю, противник подбрасывал свежие силы — пехоту и артиллерию, с каждым днем усиливал бомбардировку боевых порядков бригады на всю глубину обороны. Многие участки были покрыты сплошными воронками. Учитывая это, комбриг потребовал от всех командиров подразделений беспрерывно совершенствовать инженерное оборудование позиций. В результате принятых мер потери от ударов вражеской авиации значительно сократились. Но напряженность не ослабевала. На правом фланге шли ожесточенные бои на обоих берегах реки Пшиш. 4-й батальон успешно атаковал противника и двумя ротами переправился через Пшиш к высоте 618,7, имевшей крутые лесистые склоны. Тут же противник попытался сбросить наши подразделения в реку и переправиться на правый берег. Но всякий раз гитлеровцы в боях, доходивших до рукопашных схваток, откатывались назад. Оценив обстановку, комбриг приказал 4-му стрелковому батальону овладеть господствующей высотой 618,7 с целью улучшения позиций. Для выполнения задачи комбат А. В. Каминский создал штурмовую группу в составе усиленной роты автоматчиков под командованием старшего лейтенанта В. В. Колмогорова. 16 октября группа при поддержке артиллерии и минометов атаковала высоту, но ничего не добилась. Не имели успеха и две последующие попытки. Только к исходу дня штурмовая группа под командованием политрука Рема Карпинского ворвалась в окопы противника, где продержалась до рассвета следующего дня. Противник сосредоточил сильный огонь минометов и артиллерии по нашим подразделениям. Они несли потери. Карпинский погиб. Комбриг приказал штурмовой группе возвратиться на исходные рубежи. В этом бою во главе с политруком Карпинским храбро сражались рядовые Н. П. Немцев, С. В. Кузнецов, И. Е. Тимофеев, Н. А. Клочков и многие другие. На левом фланге бригады, вдоль шоссейной и железной дорог, противник, методически нанося бомбовые удары, вел сильный артиллерийский и минометный обстрел. До десяти раз в день фашисты атаковали 3-й стрелковый батальон капитана. И. Т. Тюганкина. Но бойцы сдержали натиск врага. Первая стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта В. М. Ковынова при поддержке станковых пулеметов роты старшего лейтенанта С. И. Штоды за два дня боев, 13 и 14 октября, уничтожила в районе стыка дорог более батальона противника. Третья рота лейтенанта Н. Д. Калинина истребила более ста фашистов. В эти дни все политработники находились в боевых порядках, воодушевляли бойцов словом и личным примером. Заместитель командира 3-го стрелкового батальона по политической части капитан А. Е. Афанасьев, будучи среди бойцов первой стрелковой роты лейтенанта П. Я. Самойленко, особенно отличался отвагой. Заместитель политрука третьей стрелковой роты старшина В. М. Шестаков при приближении противника к нашему переднему краю поднял бойцов и бросился в контратаку. Враг не выдержал и повернул обратно. Большую роль в отражении атак противника сыграли минометчики и артиллеристы. Орудия истребительного противотанкового дивизиона майора П. П. Иванова надежно прикрывали стык дорог. Батарея старшего лейтенанта М. И. Бичевина за пять дней боев уничтожила семь дзотов, десять повозок и несколько пулеметных точек. В ходе боя наводчик орудия старший сержант К.А. Скуратов остался в строю один, остальные номера расчета были убиты либо ранены. К. нему на помощь пришел заместитель политрука батареи П. М. Измайлов, но вскоре и он был сражен осколками вражеской мины. Снова оставшись один, Скуратов продолжал вести огонь до конца боя. Артиллеристы дивизиона 76-мм пушек капитана И. Г. Павловского подавили три минометных батареи противника, особенно отличился огневой взвод младшего лейтенанта П. И. Коляды. Орудийные расчеты комсомольцев сержантов Ивана Диденко и Петра Березкина уничтожили два склада противника с боеприпасами и горючим. Минометчиков батальона 82-мм минометов называли в бригаде истребителями вражеской пехоты. Они метко вели огонь по скоплениям врага. 31 октября шесть самолетов противника сбросили смертоносный груз на позиции батальона. Погиб комбат старший лейтенант Зубенко, понесла значительные потери рота старшего лейтенанта Н. П. Петренко. Заместитель командира батальона по политчасти капитан А. Н. Копенкин, сам оглушенный разрывами бомб, сумел быстро поднять расчеты и нанести удар по врагу. От минометного огня батальона в этом бою противник потерял более двух рот убитыми и ранеными. Гитлеровцы сбрасывали на наши позиции тысячи листовок, стремились сломить у наших воинов волю к сопротивлению, поколебать веру в победу, но цели фашистское вранье не достигало. Много потрудился штаб бригады во главе с подполковником А. Т. Летягиным. Офицеры Н. И. Орлов, Д. П. Чумин и другие почти беспрерывно находились в батальонах, оказывали помощь командирам в организации взаимодействия между стрелковыми подразделениями и артиллерией, принимали меры к совершенствованию обороны, изучали и уточняли обстановку на переднем крае. Непосредственная связь штаба с частями и подразделениями обеспечила беспрерывное управление боем. 21 октября противник нанес сильный удар на участке правого соседа и, потеснив его, начал обходить правый фланг бригады, где занимал оборону 4-й стрелковый батальон. На следующий день обстановка еще более ухудшилась. Противник вышел к тылам бригады, создалась угроза окружения. Телефонная связь штаба с 4-м стрелковым батальоном прервалась. Комбат капитан А. В. Каминский и его заместитель по политчасти капитан А. Д. Кабанов собрали всех, кто находился поблизости: посыльных, связистов, поваров, ездовых, легкораненых солдат, и создали из них группу для прикрытия фланга. Старший лейтенант И. М. Пецев, сержант Е. М. Степанов со станковым пулеметом, ездовой — пожилой солдат Г. И. Дятлов (его все звали дядей Гришей), с винтовками и гранатами; группа раненых, находящихся в медпункте,— сержант Р. Ф. Отаров, рядовые Н. Д. Клочков, А. В. Ланский, И. Е. Тимофеев и другие во главе с фельдшером Шурой Головко, вооружившись автоматами, вступили в бой. С утра до четырех часов дня небольшая группа мужественно сдерживала противника. Ни один не дрогнул. В неравном бою пали смертью храбрых Шура Головко и другие воины. Для прикрытия правого фланга командир бригады выделил роту автоматчиков старшего лейтенанта М. М. Маслова и роту разведчиков лейтенанта Г. А. Крезма, которым была поставлена задача преградить путь противнику на Гойтхский перевал. Комиссар бригады по телефону подробно доложил комбригу о принятых мерах и попросил срочно усилить артиллерийский и минометный огонь по местам скопления вражеских войск. Командир сразу же принял соответствующие меры. Бой беспрерывно шел на протяжении двух суток. 25 октября Каминский был тяжело контужен и выбыл из строя. Командование батальоном принял на себя его замполит А. Д. Кабанов. Подразделения, прикрывавшие правый фланг бригады, задержали продвижение противника в направлении Гойтхского перевала, но опасность его выхода к горе Индюк не миновала: в полосе нашего правого соседа вражеские части продолжали распространяться в направлении перевала Семашхо. Для укрепления обороны перевала генерал А. А. Гречко усилил 107-ю бригаду одним батальоном 8-й гвардейской стрелковой бригады. К 29 октября противник, наступавший на перевал, был разгромлен. 8-я гвардейская стрелковая бригада заняла оборону у подножия горы Индюк. Противник перенес центр тяжести атак на соседа справа в направлении горы Семашхо. Его авиация продолжала бомбардировки боевых порядков обеих бригад. Для борьбы с ней в ротах отрабатывали залповую стрельбу по снижающимся самолетам из всех видов стрелкового оружия. В один из ноябрьских дней появились девять самолетов Ю-87. Они один за другим переходили в пике и сбрасывали бомбы. Бойцы третьей роты старшего лейтенанта Д. Ф. Германа дружно ударили залповым огнем. Один из самолетов загорелся и рухнул на землю. Летчик выбросился с парашютом и тут же был пленен. Обычно самолеты появлялись из-за горы Индюк, это обеспечивало им скрытый выход на цели. В штабе бригады родилась идея: использовать для стрельбы по самолетам противотанковые ружья. Провести эксперимент было поручено командиру взвода противотанковых ружей лейтенанту Федору Кузнецову. Взвод занял позицию на склоне горы Индюк так, чтобы можно было стрелять по пикирующим самолетам. В скором времени стрельба из противотанковых ружей по самолетам была освоена. За неделю было подбито два бомбардировщика. После этого ни одни вражеский самолет не рискнул появиться из-за горы Индюк. С момента выхода к горе Семашхо противник активизировал боевые действия в полосе обороны левого соседа 107-й бригады 328-й стрелковой дивизии. Локтевой связи между бригадой и дивизией не было. Гитлеровцы, воспользовавшись слабым местом, стали накапливаться в балке Прочева. 29 октября генерал Гречко приказал: «107-й бригаде прекратить активные действия на своем правом фланге в направлении Гойтх, прочно удерживать занимаемые рубежи и совместно со 119-й стрелковой бригадой и 8-й гвардейской бригадой ликвидировать противника в балке Прочева». Выполнение задачи было возложено на 2-й стрелковый батальон (командир майор Ф. В. Буренко). Предварительно комбриг выслал разведгруппу под командованием начальника разведки бригады капитана В. Г. Бондаря. В состав группы вошли младший политрук М. И. Б.укотин, взвод разведки лейтенанта С. П. Мочалова, три сапера, два расчета ручных пулеметов и группа связистов во главе с начальником связи бригады I майором В. Ф. Батулой. Группа должна была установить связь с соседом слева и изучить расположение противника. Под прикрытием темноты разведчики вышли на южную окраину села Шаумян, где обнаружили скопление гитлеровцев. В. Г. Бондарь, оценив обстановку, принял смелое решение. Он разделил разведчиков на три группы, значительно рассредоточив их, чтобы создать видимость крупных сил. По сигналу ракетой разведчики с трех направлений открыли огонь. От внезапного огня противник пришел в замешательство. Воспользовавшись этим, разведчики смело атаковали, значительную часть гитлеровцев уничтожили, а троих, в том числе подполковника из штаба пехотной дивизии, взяли в плен. Получив сообщение об успехах разведгруппы, командир 2-го стрелкового батальона майор Ф. В. Буренко направил в обход высоты 388 с выходом на балку Прочева стрелковые роты. Несмотря на темноту, личный состав действовал решительно. Балка Прочева была очищена от врага. Военный совет Черноморской группы войск дал высокую оценку их действиям. Все участники этой операции были награждены орденами и медалями. Разведчики бригады неоднократно проникали в глубь расположения противника, приводили пленных, добывали важные документы. Командир разведки старший лейтенант Г. А. Крезма, политрук роты М. И. Букотин и секретарь комсомольской организации роты Н. Ромашенков служили примером для солдат. Их действия были смелыми и расчетливыми. За период боев под Туапсе разведчики бригады взяли в плен тридцать шесть солдат и офицеров противника. Оборона, занятая 107-й бригадой северо-восточнее. Туапсе, становилась непреодолимой для гитлеровце? Бригада готовилась к переходу в контрнаступление. В октябре— ноябре 1942 года проходили частные бои для захвата более выгодных рубежей. Во второй половине октября 3-м стрелковым батальоном был проведен такой бой по овладению высотой 405,3. Она являлась ключевым узлом сопротивления немецких войск на данном участке фронта. Ее крутой обрывистый склон в нашу сторону исключал возможность фронтальной атаки. Поэтому командир батальона капитан И. Т. Тюганкин принял решение: одной ротой демонстрировать наступление на крутом склоне, а главный удар нанести в обход, со стороны села Шаумян. Батальон был усилен одной батареей истребительного противотанкового дивизиона, двумя минометными ротами и батареей 76-мм пушек. Подготовка боя продолжалась сутки. За это время офицеры во главе с начштаба провели большую работу с командирами батальона и приданных подразделений по организации взаимодействия. Политотдел бригады оказал помощь заместителю командира батальона по политической части капитану Афанасьеву в проведении партийных и комсомольских собраний в ротных организациях, бесед с личным составом. Каждому коммунисту и комсомольцу были даны персональные поручения, уделено должное внимание подготовке оружия к бою, обеспечению боеприпасами. В назначенное время все подразделения заняли свои места. После непродолжительной, но мощной артиллерийской подготовки стрелковые роты по сигналу командира батальона атаковали противника. Первый и второй взводы рот старшего лейтенанта В. М. Ковынева ворвались в траншею и завязали рукопашный бой. К ним на помощь подоспел третий взвод, с которым находился политрук роты старший лейтенант Я. В. Рыжий. Взвод завершил атаку и углубился в оборону фашистов. Для развития успеха комбат ввел в бой роту автоматчиков и приказал ей атаковать противника с фланга. Врага вытеснили, но он продолжал оказывать сильное сопротивление. Командир роты старший лейтенант Л. И. Камский был ранен, командование принял на себя политрук Т. У. Толмосян. В бою он получил смертельную рану. Его заменил старшина В. Д. Рудник. Продолжая выполнять поставленную задачу, первый взвод во главе с коммунистом П. И. Кубеновым уничтожил вражеский дзот. Коммунисты И. К. Кубяков и А. В. Данилин, комсорг роты И. Н. Мельников увлекли за собой в атаку бойцов второго взвода и разгромили две огневые точки противника. Десятки гитлеровских солдат уничтожили бойцы пулеметной роты старшего лейтенанта С. И. Штода. К полудню подразделения 3-го батальона вышли на гребень высоты. Во второй половине дня противник при поддержке авиации, артиллерии и минометов неоднократно контратаковал. Бой носил ожесточенный характер. Смертью храбрых пали командир батальона капитан И. Т. Тюганкин, лейтенант П. Я. Самойленко, младший лейтенант Е. В. Корпейкин, заместитель политрука В. М. Шестаков и другие наши товарищи. Но несмотря на отчаянные контратаки, противнику не удалось сбросить наши подразделения с высоты. Отличились в бою старший лейтенант В. М. Ковынев, политрук роты Я. В. Рыжий, старший лейтенант С. И. Штода, политрук роты Н. В. Рябцев, лейтенанты П. Н. Макаров, Ф. Ф. Васин, 3. Г. Таралошвили и многие другие. За день боя пятнадцать воинов батальона подали заявления о приеме в партию. Рядовой первой стрелковой роты И. Т. Юренков написал: «В бой хочу идти коммунистом. Для выполнения приказа не пожалею жизни». В заявлении пулеметчика Б. Н. Кузнецова говорилось: «Иду в кровавый и жестокий бой, моя жизнь принадлежит партии, в бою не пожалею ни крови, ни своей молодой жизни для победы над кровавым врагом». Политотдел бригады провел в ноябре семинар секретарей первичных партийных организаций по обмену опытом работы по приему в партию. За ноябрь—декабрь партийную организацию бригады пополнил семьдесят один человек, а комсомольские организации выросли более чем на сто человек. Партийно-комсомольская прослойка в ротах составляла 30—40 процентов, а в артиллерийских и минометных батареях была еще выше. В каждом взводе из числа коммунистов и комсомольцев было выделено два—три агитатора. Они доводили до каждого бойца сводки Совинформбюро, разъясняли обстановку на нашем участке, проводили читку газет. Самой действенной формой партийно-политической работы было личное общение командиров и политработников с солдатами. Среди лучших пропагандистов надо назвать начальника политотдела бригады П. Т. Шаталина, инструктора политотдела Г. Н. Юркина, заместителей командиров батальонов и дивизионов А. Н. Копенкина, А. Д. Кабанова, Д. А. Куреня, Д. А. Джабуа, П. Д. Оленченко, Д. М. Шестакова, В. П. Мешкова. Война предъявила к каждому политработнику требование — глубоко знать военное дело. С этой целью при штабе бригады была создана группа политсостава, с которой по специальной программе проводил занятия заместитель комбрига полковник Т. И. Шуклин. Занятия обычно проходили на переднем крае, под вражеским огнем. В любую погоду, днем и ночью. В результате систематических занятий по военной подготовке политработники в любое время могли заменить выбывших из строя командиров, а некоторые из них были назначены на командные должности. За время боевых действий под Туапсе — с 10 октября 1942 года по 15 января 1943 года— 107-я бригада выполнила приказ командующего Черноморской группой войск, остановила продвижение противника вдоль шоссе на Туапсе. Не отступив ни на шаг, нанесла врагу большие потери в живой силе и технике, особенно же его 97-й и 101-й дивизиям. 15 января 1943 года бригада вместе с другими соединениями 18-й армии перешла в наступление. Каждый из нас давно ждал такого приказа. В течение нескольких суток во всех подразделениях шла напряженная подготовка. Командир бригады полковник П. Е. Кузьмин приказал командиру 3-го стрелкового батальона выслать разведку в направлении железнодорожной станции Пшиш, а 4-му батальону — на высоту 618,7. Разведка установила, что количество огневых средств на переднем крае обороны противника значительно сократилось. Это давало основание для вывода, что противник намеревается вывести войска из-под удара. Так оно и оказалось. Части бригады начали наступление без артподготовки. Встретив и подавив отдельные очаги сопротивления, 3-й и 4-й батальоны, наступавшие в первом эшелоне, к 12 часам достигли высот 618,7 и 576, станции Пшиш. На рубеже железнодорожной станции Шубинка они встретили сильное огневое сопротивление, здесь проходила вторая полоса обороны гитлеровцев. За овладение ею развернулись упорные бои. Утром 16 января полковник Кузьмин при переходе на новый наблюдательный пункт был сражен вражеской миной. Командование принял его заместитель полковник Трифон Иванович Шуклин. Комбриг П. Е. Кузьмин был из тех людей, о которых можно сказать словами А. В. Луначарского: «Славно вы жили и умирали прекрасно». Не проходило дня, чтобы он не побывал в боевых порядках частей. Общение с людьми, решение на месте вопросов взаимодействия между подразделениями, товарищеские беседы с подчиненными, знание настроения и нужд солдат, умелое выполнение боевых задач, личная отвага, энергия и целеустремленность— таков был стиль работы командира бригады на Брянском фронте и в составе Черноморской группы войск. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1943 года за образцовое выполнение заданий командования, за умелое руководство войсками и проявленные при этом мужество и отвагу П. Е. Кузьмин был посмертно награжден орденом Суворова II степени". Книга Памяти Тверской области (Весьегонский р-н): "...БОРИСОВ Константин Федорович. род. 1903, дер. Дудино. Осоринский сельсовет. Призван в 1941. Рядовой, Погиб 28 октября 1942. Похоронен: Краснодарский край".
Выжил / пропал без вести / погиб:погиб
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2013-10-13 08:16:12
Дата и время последнего изменения:2013-11-16 19:49:07
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.