Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
139775
12904
7042
50435
0

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Малков Василий Прокопьевич



Пол:мужской
Дата рождения:17.4.1924
Место рождения:г.Тюмень
Национальность:Русский
Должность:ком. 3 СБ 269ГСП 88 ГСД
Звание:Капитан

Попечитель:

Сергей Безруков

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

88 гвардейская стрелковая Запорожская ордена Ленина Краснознаменная орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия

Захоронение:

-
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:г.Тюмень
Родственники во время войны:
Дата призыва:0.10.1941
Место призыва (военкомат):Тюменский ГВК
Дополнительные сведения:<По материалам газеты Тюменские Известия>Если не принимать в расчёт високосные годы, то в 90 человеческих лет войдут 32850 дней и ночей. 840 из них Василий Прокопьевич Малков провёл на Великой Отечественной войне. • «У каждого — своя судьба, своя дорога» Очень точные слова. Судьба у каждого своя. Но… Вот не выстоял бы летом 1942-го в жестоких боях под Сталинградом этот 18-летний паренёк «с двумя кубарями», вот не привёл бы гвардии капитан Василий Малков вверенных ему бойцов в мае 1945-го в еще не поверженный Берлин… И наша сегодняшняя жизнь могла сложиться по совсем другому «сценарию». …Из военной биографии фронтовиков берёт начало наша мирная жизнь. И пусть сегодня за это прозвучит наша личная — и общая! — благодарность Василию Прокопьевичу Малкову. …Не до мелочей (это вам не фильм!), но он помнит своё боевое крещение, которое состоялось в конце июня 1942-го. Перед этим — совсем короткое знакомство командира роты первого Краснознаменного стрелкового полка 99-й СД Василия Малкова с его подчинёнными. Они — прожженные, испытанные в боях красноармейцы, хорошо владеющие оружием и приёмами боя. Он — выпускник Новосибирского пехотного училища, на «вооружении» которого слова наставника — лейтенанта Пугача: «Бой — это самое сильное испытание физических и моральных сил бойца». Воспоминания ветерана о первом боевом крещении, которое произошло во время перехода из города Балашова к Сталинграду, сохранила рукопись самого Василия Прокопьевича. Он мечтает оформить её в книгу для потомков: «чтобы знали и помнили». Признаюсь, эту рукопись я цитировала — и в газете «Тюменские известия», и в книге «1941-1945: один день войны». Теперь кажется даже, что… пороху нанюхалась! — отдача от стрельбы из винтовки. Такие вот впечатления от пережитого другим... «В районе деревни Ерзовка, на участке, абсолютно никем не занятом, прозвучала команда: «Занять оборону!» …На горизонте появилась первая авангардная группа немцев. Пыльное облако не позволило сосчитать количество вражеских танков. Мы открываем огонь из винтовок, но едва ли причиняем им какой-то значимый ущерб, однако они уходят, скрываются в степи. И почти тут же в небе появляется «рама» — вражеский самолёт-разведчик. Сосед кричит мне: «Жди беды!» И правда: со стороны восхода солнца нагрянули бомбардировщики. Штук пятьдесят. Они пачками сбрасывали бомбы на наши боевые порядки. Казалось: именно на твою голову! Огромное пространство земли дрожит и стонет. А ты вжимаешь своё тело в окопчик. И не знаешь, что лучше: мгновенная смерть или всё же жизнь в этом кромешном аду?» После того боя, первого для командира Малкова, из ста человек его роты в живых осталось чуть более половины. А когда посчитали раненых, стало ясно: завтрашнюю атаку вражеских войск будет отражать всего горстка его бойцов. Диск восходящего солнца цветом напоминал кровавое месиво. Но вскоре светило скрылось в клубах дыма, за частоколом высоко взлетающих комьев разорванной снарядами земли. И повторилась картина вчерашнего дня: с немецкими атаками, беспросветными бомбежками... — Меня нередко спрашивали: что помогло выжить на войне? Если б знал ответ, подсказал бы, — говорит Василий Прокопьевич. — Я старался беречь своих бойцов. И при этом понимал: выжить — это еще не все. Важнее выполнить приказ: «Выстоять!» Выстоять труднее… «Мы сделали своё дело. И очень устали…» Среди архивных документов я обнаружила наградной лист на гвардии капитана, командира стрелкового батальона Василия Малкова. Процитирую этот поистине уникальный документ, датированный 14.02.1945 года: «В боях по расширению плацдарма на западном берегу реки Одер, в районе высоты 81,5, юго-западнее с.Рейтвейн, батальон тов. Малкова с 7 по 10 февраля 1945 года принимал на себя удар противника, как с фронта, так и с фланга. При отражении контратак превосходящих сил пехоты и танков противника («королевских тигров». — Н.Т.) своими силами, не имея противотанковых средств защиты, батальон тов. Малкова успешно отбил все контратаки, удержал занимаемый рубеж, не отступив ни на шаг. Находясь в боевых порядках рот, комбат Малков личным примером мужества и отваги воодушевлял бойцов в трудные минуты боя. За личный героизм и инициативу, проявленные в боях с гитлеровцами, тов. Малков достоин правительственной награды — ордена Красного Знамени». Дальше следуют подпись командира 269-го гвардейского стрелкового полка 88-й гвардейской Запорожской Краснознаменной орденов Богдана Хмельницкого, Суворова стрелковой дивизии. И печать. Под этим представлением стоит «карандашное подтверждение» — «Кр. Зн.», появившееся, по всей вероятности, в наградном отделе. — Василий Прокопьевич, я недосчитываюсь этого ордена среди ваших фронтовых наград! Вам его так и не вручили? — Так получается. Меня не раз представляли к наградам… — А может быть такое, что вместо «Красного Знамени» вам вручили очень редкую награду — орден Суворова III степени? — Я никогда не морочил свою голову по этому поводу. Знаю, что орденом Суворова награждён в 1945-м за успешное выполнение военной операции. Скрывать не стану: одинаково горжусь и «Суворовым», и «Красной Звездой», и орденом Отечественной войны I степени, и медалями — «За оборону Сталин-града», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне». В этих наградах — мой боевой путь. …Представляешь, как же унизили сегодня украинских ветеранов, запретив им носить боевые ордена, отмечать святой праздник — День Победы?! И в России есть «историки», что давят пальчиком на клавиши компьютера — перекраивают на свой лад страницы Великой Отечественной, написанные кровью. — Среди ваших фронтовых воспоминаний прочитала необычное описание 9 Мая 1945-го, которое ваш батальон встретил в Берлине… — Как и многие мои бойцы, я расписался на Бранденбургских воротах. Понятно, что испытал при этом. А вот какого-то особенного ликования среди своих ребят не заметил. Да, у каждого из нас с войной были личные счеты. С ней были связаны потери самых дорогих людей. Но, глядя на бредущие по улицам Берлина колонны вояк «непобедимого фюрера», стариков, плачущих детей, солдаты моего батальона откинули автоматы за спины. В этом и состоит величие солдата-победителя: не злорадствовать, не стрелять в спину слабого. Мы сделали своё дело. И очень устали… Из огня да в полымя В детстве Василий мечтал стать лётчиком. Таким же знаменитым, как Чкалов, Раскова, Осипенко. 22 июня 1941-го подал заявление о зачислении в ряды Красной армии. С припиской — просьбой отправить служить в авиацию. Просьбу «перепрофилировали» — отправили учиться в Новосибирское пехотное училище. Послевоенная трудовая жизнь Василия Прокопьевича также состояла порой из несовпадений мечты с реальностью. — Я написал в своей жизни лишь одно заявление с просьбой о принятии на работу — начальником отдела кадров на Тюменский фанерокомбинат. А трудовая книжка пестрит от записей. Меня переводом перебрасывали с одного участка на другой. И я воспринимал это как боевой приказ. После трёх месяцев работы на фанерокомбинате Малкова отправили в Нижнетавдинский район «отвечать за ход посевных работ». Справился. Последовали новые назначения: начальник отдела кадров Тюменского рыбокоптильного завода и неосвобождённый секретарь парторганизации предприятия, затем — секретарь узлового парткома станции «Тюмень». Потом пять лет Василий Малков трудился председателем Новозаимского райисполкома, семь лет возглавлял отдел промышленности и строительства Ялуторовского горкома, работал управляющим дорожно-строительным трестом станции «Тюмень», начальником производственного объединения «Тюменьавтодор»… Одним словом, «перебрасывали» Малкова из огня да в полымя. На самые трудные участки мирной жизни. — Вот скажите, — спрашиваю Василия Прокопьевича, — как можно одинаково успешно разбираться в вопросах сельского хозяйства, промышленности, партийного руководства, дорожного строительства? Вам — сугубо городскому жителю, военному человеку, не страшновато было вдруг отвечать за ход посевных работ? — Не страшно бывает только дуракам. А те, что поумнее, всю жизнь учатся. Работа с землёй с раннего возраста была моей заботой. Я ж вырос в частном секторе Тюмени — на улице Ямской. Неподалёку от места, где стоял наш дом, до сих пор растут шесть лип. Отец привёз их на телеге с Липового озера. Вместе с батей мы их и посадили. А рядом с домом был огород. Бывало, мама только еще подумает капусту сеять, а у меня уже гряда готова. Землю надо уметь слушать... Она приласкает то зёрнышко, что вовремя в неё упало. Но этой чисто хозяйской мудрости, конечно, мало для того, чтобы, к примеру, возглавить Новозаимский райисполком. А такое предложение (читай — приказ) поступило от первого секретаря Тюменского обкома партии Горячева. «Я горожанин», — попытался убедить секретаря. В качестве доказательства протянул ему зачётку Москов-ского института инженеров железнодорожного транспорта, где я учился без отрыва от производства. В ответ услышал: «Хорошо учишься. Значит, на практике сумеешь осилить еще один факультет — народный». А когда в обкоме узнали о том, что я получил диплом, в котором четко прописана специальность — «инженер путей сообщения», смекнули: значит, я изучал предмет под названием «экономика». В то время партия уделяла очень большое значение кадровым вопросам. Абы кого (тем более по знакомству!) туда не назначали. Так я оказался в Ялуторовске. «И отец мой трудился на железной дороге, и я хочу здесь работать», — убеждал Василий Малков секретаря обкома Щербину, который предложил ему стать начальником производственного объединения «Тюменьавтодор». На что Борис Ефимович сказал: «Ну так и смени стальные рельсы на асфальт. Сделай его таким же прочным». Прочнее стали… В 1963-м, в промежутке между очередным назначением, Василий Малков попал в ДТП. Виновник аварии «пересчитал» фронтовику все позвонки. В результате Малков оказался на долгие месяцы прикованным к кровати. Тело было парализовано, а мозг работал, не давал смириться с «лежачим положением». — Травматолог Тамарочка Сатюкова поставила меня на ноги, — говорит ветеран. И не ведает о том, что когда-то Тамара Дмитриевна уже рассказывала мне про одного из своих пациентов с фамилией Малков. Восхищалась его силой воли, упорными тренировками, стальными нервами. К слову, мне эта история напомнила факты из военной биографии Василия Прокопьевича: в годы войны он был дважды контужен, один раз ранен. Но при первой возможности покидал госпитальную койку и возвращался на фронт — в свою роту, батальон, дивизию (99-я Краснознамённая была переименована в 88-ю гвардейскую). …Жизнь любого человека измеряется вехами — победами, достижениями, делами, километрами, тоннами… Дотошный Малков подсчитал: за период 1956-1978 годов по его инициативе и под его руководством было построено более 55000 кв. метров жилья, в том числе в Тюмени — 16000 кв. м, 5 общеобразовательных школ, 3 детсада, 3 кинотеатра, 2 дворца культуры, больничный и архивный комплексы. В Ялуторовске возведён санаторий-профилакторий, реконструирован молочно-консервный комбинат, построены заводы — авторемонтный и два по производству железобетонных конструкций, два свинокомплекса. Дороги с твёрдым покрытием соединили Тюмень с районными центрами и городами юга нашей области, протянулись до границ с Казахстаном и Курганом. «Всего было построено около 1000 километров асфальтированных дорог, два больших железобетонных моста и путепровод через железную дорогу». За труд в мирное время Василий Прокопьевич Малков награждён орденами Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы, «Знак Почёта», медалью «За освоение целинных земель», большой серебряной и двумя бронзовыми медалями ВДНХ. Он удостоен званий «Почётный дорожник РСФСР» и «Почётный гражданин Тюмени». Будем жить! Он и сегодня убежден: день должен быть заполнен делами. Не любит Василий Прокопьевич новогодние каникулы. Не переносит пустоты праздной жизни. Говорит: — Какой прок и толк в дне, если его не венчает какое-то доброе дело? В нашей семье было пятеро детей, и у каждого с малолетства были свои обязанности. Так и запиши, — подсказывает мне ветеран, — формирование личности начинается в семье. Протестую: — Это уже прописная истина! С высоты своего возраста подскажите что-то такое… — Подсказываю то, в чем сам убежден, что проверил на своих детях. Многие ли из сегодняшних родителей просто так, без приказа, возьмут да и посадят рядом со своим домом деревце, разобьют цветник? Для красоты… Семья и школа должны заботиться о том, чтобы из дитятка вырос не потребитель благ, а созидатель. Я помню голые стены нашей новостройки — школы №26. Учительница ботаники попросила меня нарисовать хвощ — для иллюстрации её урока. Я ходил по земле, искал этот хвощ… А химичка попросила «перерисовать» таблицу Менделеева. Можешь не поверить, но хорошую оценку за ту работу я получил только на вступительном экзамене в институт. Уже после войны… А нормы ГТО мы сдавали, чтобы проверить себя: ты лично готов к труду и обороне? Сегодня слышу, что за победу в соревнованиях платят деньги. За службу в армии платят деньги… Не понимаю! Одна из задач нашего Тюменского городского Совета ветеранов — связь поколений. Мы часто проводим беседы в школах, рассказываем ребятам о том, что было. Это называется патриотическим воспитанием. Но лично я не могу завершить такие встречи призывом: «Вот от тебя, Егорка или Ванюшка, сегодня зависит всё…» Не только от него это зависит! В 2013-м в санатории «Жемчужный» на летнюю смену отдыха наш совет ветеранов собрал одарённых детей. Я поговорил с отличниками… Выяснилось, что большинство мечтает о том, чтобы в будущем управлять кем-то — «стать начальниками». И лишь один ребёнок поставил перед собой конкретную цель: окончить школу, как папа, на пятёрки. Я согласен с президентом Путиным, который утверждает, что России, чтобы встряхнуться от коррупции, взяточничества, инертного мышления, потребительского отношения к жизни, нужна национальная идея. Но никто не ищет эту идею! А сама по себе она не заявится… Нам необходимо единение. — А вы можете подсказать эту национальную идею? — Её давно подсказал наш философ Вернадский. И это — идея разума. Она возникнет, если до мелочей обдумать каждую проблему нашей жизни. — Василий Прокопьевич, а можете несколькими словами пересказать задачи, которые решает Тюменский городской Совет ветеранов, который вы возглавляете с 2000 года? — Главная задача: оставаться на поле битвы за нормальную жизнь. Стараемся быть полезными в патриотическом воспитании подрастающего поколения, боремся с расценками на жилищно-коммунальные услуги, отстаиваем заслуженное ветеранами право на лечение, оздоровление, ремонт квартир, обеспечение необходимыми предметами бытового обслуживания. Всем фронтовикам отдаю приказ: дожить до 70-летия Победы! — А дальше? — Повторю слова из кинофильма о лётчиках «В бой идут одни старики»: «Ребята, будем жить!!!» Наталья Тереб. Вот же, совсем недавно, в начале нынешнего апреля, готовясь к своему 90-летию, фронтовик Василий Прокопьевич Малков делился планами на будущее. И приказывал всем ветеранам: «Дожить до 70-летия Победы!» Такой была его заветная мечта. Как-то сказал: «Прямо с парада шагну в могилу». Не думала, что когда-нибудь я это напишу. Но он… шагнул. 20 сентября его сердце остановилось. Тюмень скорбит. Скорбят ветераны юга и севера нашей области, все, кому довелось работать с Василием Прокопьевичем. Кто внимал выступлениям председателя Тюменского городского Совета ветеранов Малкова, совсем не похожим на «отчёты о достигнутом». Командир звал за собой: «Вперёд!» И подсказывал властям всех калибров, какие из людских проблем нужно «брать штурмом», «атаковать» в первую очередь. Решая ветеранские проблемы, он никогда не забывал и о подрастающем поколении. Я перечитала многие материалы, посвященные Василию Прокопьевичу. В них совсем мало глаголов прошедшего времени. «Я родился в Тюмени в 1924-м». И «пройден последний метр войны, мы победили». И тот и другой факты его биографии были действительно уже свершившимися. Но Великая Отечественная жила в нём всегда. Давала о себе знать болью ран, ноющих не только перед непогодой. Война приходила к нему во снах и будила, как по тревоге. «Разве ж можно забыть, как дрожит и стонет огромное пространство земли? А ты вжимаешь своё тело в окопчик и не знаешь, что лучше: мгновенная смерть или всё же жизнь в этом кромешном аду… Бомбы разрываются где-то справа, слева, впереди, сзади. Во время короткой передышки понимаю: смерть обошла стороной. Но радоваться этому факту (ноги, руки, голова — на месте) нет сил. Я просто сижу и тупо смотрю на разорванную землю. У неё бы сил попросить, а она сама стонет». Приведённые выше строчки посвящены первому бою 18-летнего «птенца с двумя кубарями в петлицах» — выпускника ускоренного выпуска Новосибирского пехотного училища. У деревни Ерзовка в мае 1942-го Василий Малков принял командование первой ротой первого полка Краснознамённой 99-й стрелковой дивизии. Предстояло выполнить приказ свыше: «Держать оборону!» А деревня Ерзовка находилась неподалёку от Сталинграда. («Боевое крещение лейтенанта Малкова», «Тюменские известия», 11.05.2010 г.) В материале «Народные факультеты полковника Малкова», опубликованном в «Тюменских известиях» в день юбилея Василия Прокопьевича — 17 апреля 2014 года, я посчитала: в 90 лет человеческой жизни, если не принимать в расчёт високосные годы, войдут 32850 дней и ночей. 840 из них Василий Прокопьевич провёл на Великой Отечественной войне. Помню, после прочтения материала он постучал по столу костяшками пальцев изуродованной руки и вынес вердикт: «Ты посчитала приблизительно! 840 дней и ночей — это с учётом времени, проведённого в госпиталях». В годы войны Василий Прокопьевич был дважды контужен, один раз ранен. Но при первой возможности покидал госпитальную койку и возвращался на фронт — в свою роту, батальон, дивизию (99-я Краснознамённая была переименована в 88-ю Гвардейскую Краснознамённую Запорожскую ордена Суворова). После Сталинградской битвы его батальон блестяще выполнял боевые задачи в Польше, участвовал в форсировании реки Одер, дошел до логова врага. Но в его фронтовых воспоминаниях личный героизм не прописан. Чаще всего он рассказывает о своих бойцах, ищет правдивый ответ на вопрос: почему Красной Армии пришлось отступать? Он любил точность. Под каждый факт подводил «платформу» цифр, доказательств. Вот тогда, под Сталинградом, наступление на который фашистами началось 17 июля 1942-го, «противник превосходил советские войска «в людях» в 1,7 раза, в артиллерии и танках в 1,3 раза, в самолётах — более чем в два раза». Эти данные хранит его рукопись — «на память будущему поколению». Василий Прокопьевич писал книгу по ночам, когда не давала уснуть память. Но в ней не только пережитое лично им. Фронтовик анализировал беду, свалившуюся на нашу страну в июне 1941-го, основываясь на архивных документах, на данные исторических исследований. В рукописи есть, к примеру, ссылка на пятый том «Истории Второй мировой войны 1939-1945 годов», где описана обстановка в нашей стране, сложившаяся накануне Сталинградской битвы: «К этому времени у нас стало намного меньше территории, стало быть, меньше людей, хлеба, металлов, заводов, фабрик». …А я в одном из материалов, посвященных Сталинградской битве, допустила неточность в цифрах. Звонки в редакцию нашей газеты от краеведов, которые считали потери войск с той и другой стороны «с карандашом в руке», заставили меня бежать к Василию Прокопьевичу за советом: как исправить ошибку в материале? — Ты всё сделала правильно, — успокоил меня фронтовик. — Ты «набила» немцев больше, чем мы тогда желали и смогли. Вот и весь разговор. Вперёд! Факт этот вовсе не перечёркивает дотошность Василия Прокопьевича и его стремление к точности. Просто в тот момент этот человек, суровый с виду, пожалел меня — «пичугу, не нюхавшую пороха», но отчаянно стремящуюся передать своё уважение к солдатскому подвигу. Я шла «вперёд», вооружённая фактами из будущей книги Василия Малкова: «В поддержку Германии воевало до полумиллиона румын, дошедших до Сталинграда и в конечном итоге сдавшихся в плен, более 150 тысяч австрийцев, около 100 тысяч чехов и словаков, 50 тысяч итальянцев, 23 тысячи французов, были добровольцы — голландцы, финны, норвежцы, датчане, бельгийцы. Сюда же надо отнести изменников Родины из числа советских граждан — всего более двух миллионов человек, из которых было сформировано 53 дивизии, а это большая сила! Эти союзники Германии тоже несли потери. Но они не учитывались, чтобы «вздуть» потери Советского Союза. …Этой ложью со смаком манипулируют фальсификаторы истории Великой Отечественной войны». Не могу, не должна (нынешняя ситуация на Украине не позволяет!) упустить из виду строчки, вписанные в будущую книгу Василия Прокопьевича из журнала «Российская Федерация сегодня»: «Похоже, в последнее время в ряде европейских стран и стран СНГ приходят к власти и задают тон в общественной и политической жизни сыновья и внуки тех, кто воевал на стороне Гитлера, симпатизировал ему или работал на него». Мои рабочие блокноты хранят выступления Василия Прокопьевича на всевозможных круглых столах, посвященных патриотическому воспитанию молодёжи… Ещё совсем недавно я могла бы предварить их словами: «говорит Василий Прокопьевич Малков». И быть уверенной — уж к его-то словам прислушаются. И в мирное время, занимая всевозможные посты, этот фронтовик оставался настоящим командиром, пользовался огромным уважением и среди ветеранов, и среди молодёжи. Непривычно писать о нём в прошедшем времени… Его слова продолжают жить. За ними — будущее. Правда о войне должна пробить броню нынешнего мирного забвенья Великой Отечественной. Несколько страниц школьных учебников по истории, отведённых на изучение «ВОВ 1941-1945гг.», должны стать нашей личной биографией. И это будет правильно! Потому что несколько поколений могло бы вообще не родиться, не появиться на свет, если бы не было той победы, которую одержал советский народ в мае 1945-го. Это «открытие» относится не только к гражданам бывшего Советского Союза… Эдвард Рейли Стеттиниус, занимавший пост госсекретаря США при президентах Рузвельте и Трумэне, в одном из обращений к своим согражданам сказал: «Способность быстро забывать события является человеческой слабостью, но американскому народу следует помнить, что он был на краю гибели в 1942 году. Если бы Советский Союз не смог удержаться на своём фронте, немцы получили бы возможность захватить Великобританию. Они бы оккупировали Африку и могли утвердиться в Латинской Америке…» Второму фронту и конкретно американцам приписывается сегодня победа в Великой Отечественной войне. Оказывается, они — победители?! Василий Прокопьевич развеивает этот миф, ссылаясь на реальные факты: «Фальсификаторы истории Великой Отечественной войны, страдая беспамятством, забывают упомянуть о предательски замедленной подготовке при открытии второго фронта. Да, создание антигитлеровской коалиции началось в первые дни Великой Отечественной. Но длилось оно до августа 1944 года, когда судьба войны была уже фактически предрешена Советским Союзом, его народом и Красной армией. Ведь к этому времени наши войска уже вели наступательные операции на территории западноевропейских государств, и ряд союзников Германии уже прекратил военные действия на её стороне (Венгрия, Румыния, Болгария и Финляндия)». Мне посчастливилось встретиться со многими фронтовиками. У каждого — своя память о войне. В общей картине — ненависть к врагу, гибель товарищей, горечь отступлений, счастье от того, что и ты сумел отвоевать у захватчиков кусочек своей земли. Ценой неимоверных усилий. Ценою личного мужества, стойкости, отваги. Картину освещает свет Победы. Честно говоря, я была поражена «отчётом» Василия Прокопьевича о поездке тюменских ветеранов в Германию, которая состоялась в год празднования 65-летия Победы. Оказывается, он там им признался в том, что бойцы его батальона… не ликовали 9 мая 1945-го в логове поверженного врага. Да, они дошли до Берлина, взяли его! «И взглядами провожали группы бредущих по улицам солдат «непобедимого» фюрера. Среди них были и старики, загнанные фашистами под страхом смерти в окопы, и совсем еще дети, плачущие от страха. И солдаты моего батальона откинули автоматы за спины…» Наверное, в том и состоит величие солдата-победителя, что он не злорадствует, не стреляет в спину слабого. Своим выступлением в Германии тюменский ветеран напомнил о том, что «и та, и другая стороны смертельно устали от войны». Но не забыл при этом подчеркнуть и самое главное: «Мы сражались за правое дело. Мы защищали свою Родину!» Вот только теперь обнаружила, что в заглавии всех заголовков моих интервью с Василием Прокопьевичем вписана его фамилия. Как-то само собой сложилось. Потому что слово Малкова — не пустой звук. И фронтовики, и тыловики, и «просто» пенсионеры Тюмени имели возможность убедиться в этом за 14 лет, на протяжении которых Василий Петрович возглавлял городской Совет ветеранов. Многие ветераны называли его своим командиром. Пожалуйста, помните приказ командира полковника Малкова: «Дожить до 70-летия Победы!» И «оставаться на поле битвы за нормальную жизнь. Стараться быть полезными в патриотическом воспитании подрастающего поколения, бороться с расценками на жилищно-коммунальные услуги, отстаивать заслуженное ветеранами право на лечение, оздоровление, ремонт квартир, обеспечение необходимыми предметами бытового обслуживания. День, не наполненный добрыми делами, — просто тягостное ожидание…» Для сегодняшнего и будущих поколений Василий Прокопьевич тоже оставил наказ. В своей рукописи он процитировал строчки из книги Леонида Леонова «Нашествие», одной из своих любимых: «Если когда-нибудь усталость надломит ваше вдохновение или грянут минуты, от которых мы, немножко постаревшие и смертные, не можем оборонить вас на расстоянии веков — вспомните этот день, и вам смешна станет временная невзгода. Вам будет так, как если бы раскрыли бесконечную светлую книгу творческой муки, беззаветного героизма и бессонного труда. Эта книга называется — Великой Отечественной войной». …23 сентября, когда хоронили Малкова, я писала эти строки. В последний путь Василия Прокопьевича не провожала. Потому что трудно было поверить: ведь так геройски держался! Потому что с родными людьми прощаться невыносимо трудно… Поверьте, это правда. Как правда то, что все эти годы я невольно искала в Малкове черты моего деда, без вести пропавшего на войне. Деда, которого никогда не видела. Иногда Василий Прокопьевич называл меня просто Наташкой. Лично для меня этого было достаточно, чтобы почувствовать себя не просто внучкой… По-настоящему почувствовать связь поколений. Василий Прокопьевич Малков награждён орденами Суворова третьей степени, Красной Звезды, Отечественной войны первой степени, медалями «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией». Ордена Октябрьской революции, Трудового Красного Знамени, Дружбы, «Знак Почёта» — его награды за труд в мирное время. Наталья Тереб.
Выжил / пропал без вести / погиб:выжил
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2013-05-29 21:49:12
Дата и время последнего изменения:2014-09-25 09:57:47
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.