Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
138146
12824
7036
50257
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка Фронтовика

Лекомцев Виктор Алексеевич



Пол:мужской
Дата рождения:4.2.1909
Место рождения:Башкирская ССР, г. Уфа (с. Улу Теляк)
Национальность:русский
Должность:военврач второго ранга
Звание:майор медицинской службы

Попечитель:

Нина

Подразделения, в которых служил Фронтовик:

Оперативный разведывательно-диверсионный центр РУ ГШ КА «Брук» под командованием Бринского А.П.

Захоронение:

-
Дополнительная информация
Домашний адрес во время войны:Башкирская ССР, г. Уфа (с. Улу Теляк)
Родственники во время войны:жена - Лекомцева (Сонец) Вера Петровна
Дата призыва:0.0.1936
Место призыва (военкомат):кадровый военврач
Дополнительные сведения:Лекомцев Виктор Алексеевич, военврач II ранга. 22.01.2016 г. https://www.moypolk.ru/muromcevskiy-rayon/soldiers/lekomcev-viktor-alekseevich . В рабочем поселке Муромцево Омской области в течение 20 лет жил и работал в районной больнице человек необычайной судьбы – Виктор Алексеевич Лекомцев. Он родился 4 февраля 1909 года в г. Уфе, в семье железнодорожника. После окончания школы работал чернорабочим, землекопом, молотобойцем, бетонщиком. Пришлось потрудиться на торфоразработках около г. Шатура Московской области, строить кожкомбинат в Москве, заливать бетон на станции «Смоленская» в московском метро. Затем поступил во 2-й Московский медицинский институт и в 1936 году успешно окончил его. Начинал трудовую деятельность врачом Рязанского артиллерийского училища. С 1939 по 1941 год военврач третьего ранга Лекомцев находился в должности врача медсанчасти 7-го отдельного автотранспортного батальона, 7-ой танковой дивизии Центрального фронта. Медсанчасть располагалась в белорусском городе Волковыск Гродненской области. В апреле 1941 года, находясь в отпуске, военврач Лекомцев привез из Рязани жену и четырехлетнюю дочь к месту службы. 21 июня, в субботу, будучи заядлым рыбаком, Виктор Алексеевич накопал червей для воскресной ранней рыбалки. Но разбудил его не будильник, а гул самолетов, взрывы бомб. Выбежав во двор, он увидел, как черные самолеты с белой свастикой бомбили и обстреливали городок. Горели дома, склады, стонали раненые. К офицерским домам подошли автомашины, поспешно погрузили семьи и отправили на станцию Белосток. Виктор Алексеевич получил от командира приказание: всех раненых отвезти в волковыский госпиталь. Несколько часов спустя Лекомцеву на дороге сообщили, что эшелон с офицерскими семьями разбит гитлеровцами недалеко от Белостока, и его семья погибла. Дивизия, в которой служил военврач Лекомцев, оказалась в окружении. 24 июня 1941 года, при сопровождении раненых в тыл, Лекомцев попал в плен. Пленных привезли в город Ружаны, затолкали в церковь и заперли (всего было более 600 человек). Пять суток мучились они там без хлеба и воды. Пробовали стучать в двери, но фашисты ответили автоматными очередями. Семнадцать человек было убито, сто двадцать умерло от ран и голода. Виктор Алексеевич вместе с фельдшером Аркадием Пилипенко оказывал помощь раненым. Затем их несколько раз перевозили с места на место и окончательно разместили в брестском лагере для военнопленных. Лекомцева направили врачом в лазарет. Виктор Алексеевич решил бежать из немецкой неволи. План побега долго разрабатывали с лазаретными врачами. Решили бежать по паропроводу, расположенному под землей. Удалось установить, что паропроводная линия выходит из зоны лагеря под проволокой и шоссейной дорогой, неподалеку от гауптвахты. Дальше – кустарник, а там лес и желанная свобода. В течение двух месяцев перепиливали двухдюймовые доски, которыми был перекрыт проход. Когда назначили дату побега, двое из врачей вдруг неожиданно испугались и отказались уходить. У третьего создалось затруднительное положение. В лагере вместе с ним находилась жена, тоже врач. Она была беременна, и ей было не под силу вместе со всеми пробраться по трубе. Муж не мог оставить ее одну. Лекомцев все равно решил бежать. Не отказался от этой мысли и молодой фельдшер Аркадий. Оставшиеся отдали им свой дневной паек хлеба. Побег был совершен с 9 на 10 ноября 1941 года и увенчался успехом. Пробираясь от деревни к деревне, от хутора к хутору, все дальше и дальше уходили Лекомцев и его юный спутник от места своей неволи. Рискуя жизнью, им помогали белорусские крестьяне: пускали на ночлег, снабжали продуктами, одеждой, предупреждали о появлении немцев или полицаев. Дня через два после побега крестьяне направили Виктора Алексеевича и Аркашу к местному учителю Гаврилюку. У него жил врач Ильин, который помогал советским людям, убежавшим из плена. Он снабдил беглецов документами, удостоверявшими, что они являются медицинскими работниками. Наконец Виктор Алексеевич и Аркадий добрались до села Куриловичи Мостовского района Гродненской области и здесь остались на зиму, обслуживая жителей этих мест как медики. В это время произошла встреча Виктора Алексеевича с его будущей женой Верой Петровной. Вера Петровна в июне 1941 года поехала в гости к своей тете Фене Латош, жившей в деревне Малые Озерки Мостовского района Гродненской области. 21 июня 1941 года в 10 часов вечера она пришла со станции в деревню к тете. Утром она поехала на станцию Зельва, чтобы взять из камеры хранения свой тяжелый чемодан. Подъезжая к станции, девушка увидела горящие пассажирские вагоны, цистерны с бензином. Затем в Малые Озерки пришли немцы. Девушка старалась не выходить на улицу, боясь угона в Германию. Но трудно все время сидеть под замком. Однажды Вера пошла по воду и только вытянула ведро из колодца, как возле нее появилось несколько пьяных немцев. Один схватил ее: «А, комиссарова женка!» В это время другой немец поднял ведро и вылил ледяную воду на девушку под дикий гогот фашистов. У Веры поднялась температура и не спадала много дней. На одном из хуторов скрывались семь вышедших из окружения бойцов и старший лейтенант Михаил Годунов. «Может среди них есть врач», - предположила тетя Феня и встретилась с ними. Они рассказали ей о враче из соседней деревни. Ночью врач приехал. Им оказался Виктор Алексеевич Лекомцев. «Воспаление легких, - сделал заключение он, послушав Веру. Лекомцев несколько раз наведывался к больной, привозил лекарства. Тетя заметила, что Виктор Алексеевич по-особому нежно и заботливо относится к Вере. Однажды к тете Фене пришел полицай и стал расспрашивать про Лекомцева. Она сказала, что врач – штатский человек и никаких разговоров о политике не ведет. Полицай возразил: «Нет, не штатский ён, а военный и, наверное, имеет офицерский чин. Ты только побачь, ён ходит прямо, шаг размерный, и вся выправка войсковая». Вера эти слова передала Виктору Алексеевичу. Он понял, что к нему подбираются – надо уходить в лес к партизанам. После долгого обсуждения решили уйти вместе так, чтобы не вызвать подозрений. На другой день ушли в лес, южнее Слонима, в так называемые Волчьи Норы, где встретились с разведчиками отряда имени Щорса Николаем Докучаевым, Константином Казаковым и Леонидом Ковшиковым. Отряд действовал в Брестской области. Им командовал бывший учитель Павел Васильевич Пронягин. Виктор Алексеевич и Вера не раз ходили на задания с оперативными группами, участвовали в боевых операциях. Врач Лекомцев делал операции, ухаживал за ранеными и больными. Вера ему помогала, стирала бинты, наводила чистоту в землянках, кормила с ложечки больных. В августе 1942 года Виктор Алексеевич и Вера перешли в отряд Антона Петровича Бринского. Взвод пехоты и десяток бронемашин, возглавляемых 35-летним комиссаром, оказали отчаянное сопротивление гитлеровцам в районном центре Граево. Позже были сражения под Рудой, при обороне крепости Осовец…Семнадцать бойцов во главе с Бринским, продираясь сквозь лесные дебри, сквозь непролазные топи и болота, обходя стороной густонаселенные пункты, продвигались к важнейшим железнодорожным узлам и коммуникациям, находившимся уже под пятой врага. В конце июля отряд объединился с отрядом Василия Нелюбова. С того времени объединенный отряд стал называться Гурецким, по имени деревни, в которой расположился. После гибели Нелюбова его возглавил Бринский. В октябре Гурецкая группа влилась в состав отряда особого назначения под командованием Бати – инженера-полковника Григория Матвеевича Линькова, уроженца Оренбургской области.Весной 1942 года под его командованием сформировалось семь отрядов. С согласия Центра Батя решил увести свои отряды в Западную Белоруссию к важнейшим железнодорожным узлам: Молодечненскому, Барановичскому, Брестскому, Лунинецкому и Калинковичскому. Переход предстоял нелегкий. Партизанам надо было совершить 600-километровый рейд через болота, глухую лесную чащобу, через районы, забитые гитлеровцами, и в целях безопасности отряд должен был двигаться только ночью. После перехода Батя со штабом расположился у Червоного озера, в урочище Булевого болота, а Бринский – возле Белого озера. Когда в конце июля самолет, посланный Центром, сбросил в районе Булевого болота очередную порцию тола, Батя решил отправить Бринского к Выгоновскому озеру, чтобы его отряд поработал там. Отряд Бринского в первых числах августа прибыл на Выгоновское озеро. Уже на следующий день недалеко от станции Буда партизаны пустили под откос эшелон с танками, а вскоре загрохотали взрывы на железных дорогах Лида-Барановичи, Брест-Барановичи, Белосток-Барановичи, Брест-Лунинец…Какие только меры не принимали гитлеровцы, чтобы покончить с народными мстителями! На прочесывание лесов и болот, где укрылись партизаны, бросались регулярные части, самолеты бомбили лесные массивы, сбрасывали зажигательные бомбы, чтобы выкурить их из леса. Под видом бежавших военнопленных к партизанам засылались шпионы и провокаторы. Так в середине 1942 года в отряд Бринского проник агент гестапо, предатель Рагимов. Рагимов знал, где находится партизанский госпиталь и донес фашистам. Во время облавы тяжелораненый лейтенант Криворучко и двое врачей были захвачены и замучены карателями. Отряд остался без медицинского обслуживания в самое тяжелое время. Поблизости находился отряд имени Щорса. Командир Пронягин узнал о затруднениях в отряде Бринского и предложил выбрать врача. Приехав к Пронягину, Антон Петрович вместе с ним ознакомился со списком врачей и свой выбор остановил на Лекомцеве. В отряд Бринского Лекомцев ушел с Верой, так как к этому времени между ними уже сложились супружеские отношения. В работе партизанского врача есть свои особенности и трудности. Все медикаменты, медицинские инструменты, перевязочные материалы приходилось получать не со склада, а добывать в бою. Спасая жизнь человека, партизанский врач не имел возможности даже посоветоваться с кем либо, всю ответственность брал на себя. Через все это прошел и Лекомцев. Он постоянно экспериментировал, что-то придумывал. Так вместо ваты пробовали использовать просушенный мох, стволы молодых дубков заменяли шину Крамера, а из парашютных строп Вера готовила сшивательные средства. Кроме своей профессиональной деятельности, Лекомцев интересовался работой разведчиков-подрывников и с увлечением изучал минное дело. Вера работала санитаркой, научилась стрелять из винтовки и стремилась, как и ее муж, принимать участие в боевых операциях. В ноябре 1942 года Бринский получил новое назначение на Украину. Лекомцевы остались в белорусских лесах на Выгоновском озере, в отряде, которым стал командовать Цыганов. С осени 1942 года до весны 1943 года отряды Антона Петровича Бринского пустили под откос свыше 300 эшелонов и два бронепоезда гитлеровцев, взорвали 12 железнодорожных мостов, 32 шоссейных моста, сбили два военно-транспортных самолета, вывели из строя 16 военно-промышленных предприятий врага, уничтожили несколько тысяч фашистских солдат и офицеров…За голову Бринского гитлеровцы предлагали баснословное вознаграждение, но он был неуловим. «Дядя Петя» - так любовно обращались к нему партизаны. Он же свои сообщения подписывал секретным именем «Брук». После перевода Бринского на Украину, его отряд, теперь уже под командованием Цыганова, испытал много трудностей. В начале 1943 года фашисты захватили старшину отряда Николая Велько. В это же время была устроена большая облава на партизан. Отряд, вынужденный бросить лагерь, скрылся в заметенных снегом лесах. Ночевали под открытым небом у костров. Рыли землянки на новом месте. И Лекомцевы наравне с остальными переносили эти трудности. Вере это было особенно тяжело, так как в недалеком будущем ей предстояло стать матерью. Решили оставить ее на попечение крестьян в деревне Свентица или на одном из ближайших хуторов. А Виктор Алексеевич по распоряжению Бати должен был перейти из отряда Цыганов в соединение Ковпака. Дело казалось уже решенным, и только случайность заставила Цыганова пойти наперекор Батиному решению. 21 февраля в Свентицу, где находился отряд Цыганова, привезли тяжелораненого командира одного из соседних партизанских отрядов Кирилла Орловского. Кирилл Прокопьевич Орловский – участник Первой мировой войны, унтер-офицер царской армии. Вернувшись в 1917 году домой с фронта, он организовал партизанский отряд, который боролся с польскими панами и немцами, оккупировавшими земли родной Белоруссии. В 1936 году этот беспокойный человек – в рядах испанских республиканцев, сражающихся против кровавого режима Франко. С начала Великой Отечественной войны Кирилл Прокопьевич настойчиво добивается направления в тыл гитлеровцев. И вот Орловский, спустя двадцать лет, снова в белорусских пущах. Базой своей избрал глухие, непроходимые машуковские леса под Барановичами, куда десантировался с группой боевых товарищей. Вечером 16 февраля 1943 года к Орловскому в землянку пришел лесник. Он сообщил, что рано утром на кабанью охоту поедет немецкий генерал, гебитскомиссар Фридрих Фенс, заместитель гаулейтера Белоруссии, хорошо известный местному населению своей жестокостью. Лесник должен встретить его в своем урочище. Может быть, «встречу» приготовят и партизаны? Кирилл Прокопьевич задумался. Людей в лагере было мало, потому что основные силы отряда выполняли боевое задание и были вдалеке, а Орловский остался потому, что заболел. Упустить же удобный случай «поохотиться» на гитлеровского высокопоставленного наместника было нельзя. С утра пораньше, выбрав на дороге участок с крутыми откосами, Орловский расположил пятнадцать своих бойцов по обеим ее сторонам, распределил обязанности и строго приказал не стрелять без его команды. В шестом часу утра на дороге показалось одиннадцать розвальней. Сани, на которых сидели в боевой готовности автоматчики, - Орловский насчитал их более сорока, - следовали впритык друг к другу. Кирилл Прокопьевич понял, что силы неравны, что рисковать людьми в такой обстановке нет смысла. У командира созрел новый план: напасть на немцев, когда они будут возвращаться с охоты уже подвыпившие, уставшие, и бдительность охраны наверняка будет ослаблена. Часов через двенадцать произошло все так, как предполагал Кирилл Прокопьевич. Обнаружив Фенса, швырнул толовую шашку. Взрыв был сигналом атаки. Партизаны открыли по обозу огонь из автоматов. Орловский привстал, чтобы бросить еще одну шашку. Но только он поднял руку, как она разорвалась над головой. В детонатор попала вражеская пуля. Больше партизанский командир ничего не помнил. Уничтожив всех, кто был в обозе, партизаны скрылись в лесу. Хусто Лопес, бережно уложив командира в сани, помчал на ближайшую партизанскую базу, к врачу. Медлить было нельзя – у Орловского повреждены обе руки и большая потеря крови. Чтобы спасти ему жизнь нужно сделать операцию. Но быстро найти врача не удалось. Шесть или семь дней товарищи Орловского были в поиске. Врачи-то, собственно, были, но не было у них инструментов, необходимых для такой сложной операции. Оставалась одна надежда – Лекомцев. Когда Кирилла Прокопьевича привезли в Свентицу, Виктор Алексеевич был за тридцать километров от деревни, в лесу, в лагере. За ним сразу же отправили посыльного. Лекомцев осмотрел Орловского: ранение головы с повреждением глаз, разбито предплечье и локтевой сустав, истощение, большая потеря крови. К тому же началась гангрена – ведь неделя прошла в поисках хирурга. Спасти человека можно было только ампутацией руки, но настоящих инструментов, необходимых для этого, по правде сказать, не было и у Виктора Алексеевича. У него сохранился один пинцет, один кохер (кровоостанавливающий зажим), вместо скальпеля – бритва – вот и все. Лекомцев понимал, что жить Орловскому оставалось недолго. Но в его глазах он увидел не следы страданий от физической боли, а только грусть от предчувствия близкой смерти и, одновременно, сопротивление, не мольбу, а требование спасти. Это удивило хирурга. Он понял, что перед ним очень сильный человек. Сам Орловский произнес: «Это же глупо и даже обидно помирать. Делайте, что хотите, доктор». Впоследствии Лекомцев не мог вспомнить, кто же подал мысль о ножовке, может быть, он сам спросил. Принесли ножовку, она была очень старая, половина зубьев выломана. Ее начистили, прокипятили. Но как такую сложную операцию проводить без наркоза?! В полном сознании ампутацию не выдержит ни один человек, даже такой, как Орловский. Пришло очередное решение…«Водку здорово пьете? - спросил хирург у Кирилла Прокопьевича. – Небось, буяните тогда?» «Нет, – последовал ответ, – как выпью, так смертным сном сплю». «Вот это мне и надо», - обрадовался Лекомцев. Когда все было приготовлено к операции, послышалась стрельба. Разведчики сообщили, что немцы приближаются к деревне. Пришлось все свернуть и уходить в лес, в партизанский госпиталь, который находился на острове. Дорога к нему шла через болото. Только через два дня, 23 февраля, можно было приступить к операции. Она проходила в землянке, обтянутой изнутри парашютным шелком. Налили стакан самогона (в отряде не было ни водки, ни спирта) и дали выпить Орловскому. К этому времени был приготовлен перевязочный материал, ножовка снова прокипячена, бритва наточена и продезинфицирована. Кирилл Прокопьевич уснул быстро. Врач поднял веко, зрачки сужены, на свет не реагируют, чувствительность потеряна. Вера ассистировала мужу. Они обработали руки щелоком из золы. Перетянули магистральные сосуды, перевязали прокипяченными суровыми нитками. Руки Орловского во время операции держал журналист Анатолий Седельников, а в голове стоял Хусто Лопес. Больше в землянке никого не было. У Виктора Алексеевича была уверенность, что все будет хорошо. Только когда дело дошло до работы ножовкой, где-то мелькнуло один раз: только бы не сломалась пила, уж очень старая. От этой мысли врача бросило в жар, и с него побежал пот. Кирилл Прокопьевич же крепко спал и даже храпел. Когда врач уже надпилил кость, послышались выстрелы, и кто-то крикнул: «Немцы идут! Заканчивайте!»… Но Лекомцев был полон решимости довести свою работу до конца. Он не отошел от раненого, пока не закончил все, что требовалось. Сразу же после операции в землянку вбежали партизаны, погрузили Орловского в сани, под выстрелами повезли дальше в болота. Лошадей гнали, сани перевернулись на всем скаку, больной выпал в снег и повредил культю. С ним в санях был Хусто Лопес, он плакал навзрыд, видя страдания своего друга. После всех этих событий, Цыганов, не щедрый на похвалы, сказал Лекомцеву: «Вот ты, оказывается, какой доктор! Теперь я тебя не отпущу к Ковпаку». И не отпустил – благо Батя, распорядившийся судьбой врача, уже сдал дела, и место его занял Черный – Иван Николаевич Банов, кадровый военный, командовавший на фронте батальоном. Во время операции Вера еще помогала мужу и могла ухаживать за беспомощным Орловским, но уже через полмесяца за ней самой пришлось ухаживать. Восьмого марта в этой же землянке, где проходила операция, у нее родился сын. Крестным отцом стал Кирилл Прокопьевич. Он дал мальчику имя Владимир. Через десять часов после родов на Свентицу пришли каратели, и отряд Цыганова опять пошел в лес, на острова, в болота уже надолго. Орловского и маленького Володю везли на одной повозке под охраной бойцов с автоматами. Орловский жил с партизанами Цыганова и поправлялся. Именно в это время у него зародилась мысль председательствовать в родной деревне. 17 апреля Кирилла Прокопьевича отправили на Большую землю. С января 1945 года Орловский – председатель колхоза «Рассвет» в родной деревни Мышковичи Могилевской области. В 1958 году Кириллу Прокопьевичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Именно этот человек послужил прототипом главного героя фильма «Председатель» Егора Трубникова, которого так талантливо сыграл актер Михаил Ульянов, уроженец села Бергамак Муромцевского района Омской области. В начале 1944 года отряд, в котором воевал Лекомцев, получил приказ уходить дальше на запад, в Польшу. С отрядом уходил и Виктор Алексеевич. Веру Петровну и Володю с группой раненых, которых она сопровождала, отправили за линию фронта. После освобождения территории от немцев, она приехала к тете в деревню Малые Озерки. Виктор Алексеевич партизанил на польской земле. С приходом Красной Армии он стал врачом в медсанбате и дошел со своей частью до Чехословакии, воевал в Берлине, на Эльбе. За ратный труд Виктор Алексеевич Лекомцев награжден двумя орденами Отечественной войны, польским орденом «Крест партизанский», медалями «За взятие Берлина», «За взятие Кенигсберга», «Партизан Отечественной войны», «За победу над Германией». После войны армия сокращалась. Много дум передумали Лекомцевы о будущей своей жизни и решили ехать в Сибирь. Так бывший военврач второго ранга майор медицинской службы Лекомцев стал главным хирургом в районной больнице в селе Муромцево Омской области. За двадцать лет работы в муромцевской больнице каких только трудностей не было в его жизни! Как прежде в партизанском отряде и армии жил в ожидании сигнала тревоги, так все эти годы ждал телефонного звонка или стука в дверь. Военная привычка быть в постоянной готовности так и осталась у Лекомцева. А Вера Петровна всегда была при нем, растила двоих детей (в 1946 году родилась дочь Надя), создавала житейский комфорт, которого так не хватало в годы тревожной молодости. Виктор Алексеевич по-прежнему любил посидеть с удочкой на берегу реки, побывать в кино: новую картину он никогда не пропускал. Бывали случаи, что в кинотеатре в середине сеанса раздавался голос: «Врач Лекомцев, на выход! Врача Лекомцева срочно просят в больницу!» В зале начинался скрип стульев: зрители пропускали торопливо выходящего и всем им хорошо знакомого доктора. До 1957 года Виктор Алексеевич был единственным хирургом в больнице. Как и в партизанском лагере, ему во врачебной практике часто приходилось единолично принимать решение, всю ответственность брать на себя. Имя Лекомцева было одним из самых популярных в районе. Но Виктор Алексеевич всегда был очень скромным человеком. Никогда не выставлял на всеобщее обозрение героические факты своей биографии. Являясь профессионалом своего дела, обладал многими другими знаниями и умениями: хорошо владел немецким языком, увлекался шахматами, наизусть читал Евгения Онегина, цитировал многих философов. Его интересовало все новое, что происходило в жизни. Он не пропускал ни одного нового фильма в кинотеатре, занимался в читальном зале районной библиотеки, вел переписку с боевыми товарищами. Лекомцев был прекрасным общественником, лектором. Часто выступал перед школьниками, молодежью. Министерство культуры СССР наградило Виктора Алексеевича Почетной грамотой за столь важную работу с подрастающим поколением. С Кириллом Прокопьевичем Орловским Лекомцевы вели переписку, высылали друг другу фотографии. Встретились в 1958 году в Москве. Орловский в это время приезжал в столицу для участия в работе очередного съезда депутатов Верховного Совета СССР. В 1968 году супруги Лекомцевы ездили в Белоруссию. Побывали в тех местах, где воевали. В городе Коссово посетили место массового расстрела и захоронения жителей города. Вместе с ними была соратница по партизанскому отряду Докучаева. В числе захороненных были и ее родители. Сама она чудом избежала расстрела и пришла в отряд. В Минске на киностудии Виктора Алексеевича и Веру Петровну снимали в фильме. Инсценировали ставшую легендой операцию с их участием. Снимали ножовку, бритву, которые заменили Лекомцеву хирургические инструменты в партизанском госпитале. Они в это время были еще целы. Бритву взяли в военно-исторический музей в Ленинград, а ножовка пропала. Вера Петровна вспоминала: «Дружно жили, никогда не ссорились, но частенько чувство одиночества охватывало: вроде, как и не мой он, и не детей наших, а вот этого поселка, или вот этого больного или больной». Она всегда жила с постоянной тревогой в сердце, понимая, что нельзя быть все время на пределе, нельзя без последствий так всего себя отдавать людям. И эта тревога Веры Петровны за мужа оправдалась. Не выдержало сердце Виктора Алексеевича. 27 октября 1970 года на шестьдесят первом году жизни он умер от инфаркта на рабочем месте. А мог бы еще жить и жить, если бы щадил себя хотя бы чуть-чуть. Виктор Алексеевич похоронен на муромцевском кладбище. Могила Заслуженного врача РСФСР В.А. Лекомцева Постановлением Главы Администрации Омской области от 17.10.1994 года объявлена памятником культуры и принята на государственный учет и охрану. Вера Петровна Лекомцева ушла из жизни в 1999 году. Она так же похоронена в Муромцево, на том же кладбище, где покоится ее муж. Регион Омская область, Муромцевский район Воинское звание военврач II ранга Населенный пункт: Муромцевский район Воспоминания В.П. Лекомцевой; Борисов И.С. "Человек из легенды", Бринский А.П. "Легендарный доктор", обработка Гуровой Ю.В. http://www.sgvavia.ru/forum/259-5877-1#post528689 Врачи лазарета (ревира) "Южный" (Брест, южный военный городок ("хим. городок")). 15.01.1946 Автор: Аркадий1946. «ВРАЧ ЛЕКОМЦЕВ. Лекомцев Виктор Алексеевич, родился 4(5) февраля 1909 года в семье железнодорожника и крестьянки в селе Улу Теляк Башкирской ССР. Виктор окончил школу, где были очень хорошие преподаватели и даже учили играть на гитаре и мандолине. Учеником он был способным, бесконечно любил поэзию, знал наизусть «Евгения Онегина», освоил немецкий язык, прекрасно играл в шахматы. Трудовую деятельность начал в 1930 г., работал разнорабочим, землекопом, молотобойцем, бетонщиком (в частности, строил станции метро в Москве « Комсомольская», «Смоленская», а также – здание Моссовета. В 1931 году поступил в МГУ им. Ломоносова на медицинский факультет, где проучился три года. После расформирования факультета (были созданы два медицинских института) В.А. Лекомцев продолжил обучение на лечебном факультете 2-го Московского государственного медицинского института им. Пирогова, который окончил в 1936г. с получением дипломов врача- хирурга и военного переводчика (немецкий язык). Профессиональную трудовую деятельность начал младшим врачом в Рязанском артиллерийском училище, затем врачом 7-го отдельного автотранспортного батальона 7-й танковой дивизии Центрального фронта. Участвовал в финской войне. С 1939 по 1941годы военврач третьего ранга Лекомцев находился на должности врача медсанчасти авто батальона 2-ой танковой дивизии в г. Волковыск. Великую Отечественную войну встретил в г. Белосток, где дислоцировалась дивизия (на рассвете воскресенья 22 июня 1941 года Лекомцев собирался на рыбалку). В первые часы войны при эвакуации первая жена Лекомцева и 4-х летняя дочь погибли при бомбежке эшелона. Сам же Лекомцев, сопровождая раненых в Волковысский военный госпиталь, в первый же день войны (по другим данным – 24.06.41г.) был взят в плен. Вместе с другими пленными (более 600 человек) его привезли в г. Ружаны и поместили в церкви. В течение 5 дней не кормили, не давали даже воды. Люди умирали сотнями. Вместе с фельдшером Аркадием Пелипенко он оказывал помощь раненым. С июля по ноябрь 1941 года находился в немецком плену в Брестском лагере для военнопленных, где ему приказали приступить к работе в лазарете, где скопилось большое число раненых, находившихся на лечении у немецкого студента медика (практиканта). Поскольку В.А. Лекомцев хорошо владел немецким языком, немцы использовали его и как врача, и как переводчика. Это позволяло ему нередко выдвигать определенные просьбы к командованию лагерем, чтобы облегчить положение пленных. С его слов, ему довелось встречаться в этом лагере с последним защитником Брестской крепости (майором Гавриловым?) С первых же часов нахождения в плену Лекомцевым овладела мысль о побеге. Тщательно разрабатывались несколько его вариантов. Имея некоторую свободу передвижения по лагерю, Лекомцев прицельно исследовал его территорию. Наконец, был найден реальный вариант - побег через обнаруженные под землей неиспользуемые пароотводящие трубы (?). Один из выходов труб располагался на задворках лагеря, откуда было недалеко и до леса. Сложность же реализации задуманного состояла в том, что на определенных участках в трубах имелись преграды, и самая серьезная -это металлическая (по другим данным – деревянная) решетка, удалить которую под землей, не привлекая внимание немцев, было невероятно трудно. В.А. Лекомцев начал осторожно формировать группу лиц, настроенных на побег из лагеря. В первую очередь, в ней оказались медицинские работники. Когда план подготовки к побегу был полностью проработан, приступили к его реализации. В.А. Лекомцев придумал удачную хитрость, оповестив немецкое командование, что заподозрил у одного из больных, находящихся в лазарете, тиф. Этой информации оказалось достаточно, чтобы немцы испугались не только входить в лазарет, но и стали обходить его стороной. Исчез из лазарета и студент практикант. Такая обстановка дала возможность Лекомцеву действовать более решительно. В течение 2-х месяцев поочередно лазили по трубам к решетке с целью перепилить ее. Нужных инструментов не было, потому использовали подручный хирургический. Конечно, добиться желаемого таким путем было невероятно трудно, но мечта о побеге и сила воли способствовали достижению цели. 9 ноября 1941 года Лекомцев В.А. совершил побег из лагеря (лазарета) вместе с фельдшером Аркадием Пилипенко. После побега, с ноября 1941 по май 1942 года проживал на оккупированной территории в Белоруссии (с. Куриловичи Мостовского района Гродненской области). Вскоре случай свел его с будущей женой Верой Петровной. Ее, молоденькую девушку, нагрянувшие в соседнее село Озерки немцы в зимнюю стужу обливали у колодца ледяной водой. Вырвавшая девушку из лап фашистов тетя приняла все меры, чтобы спасти тяжело заболевшую племянницу. Так этот случай познакомил Веру Петровну и Виктора Алексеевича Лекомцевых, который принял участие в ее лечении. И хотя Виктор Алексеевич был почти на 20 лет старше Веры Петровны, вспыхнувшая любовь оказалась сильной и на всю оставшуюся жизнь. Для справки: Вера Петровна Лекомцева (Сонец) родилась 20 февраля 1920 года в деревне Жидоусово Сорокинского района Тюменской области. В 1938 году закончила курсы медсестер. В июне 1941 года поехала в отпуск к своей тете в Белоруссию, Гродненскую область. 21 июня 1941 года в 10 часов вечера она пришла в деревню Малые Озерки, где жила тетя. Оказывая медицинскую помощь местным жителям, В.А. Лекомцев упорно искал связи с партизанами, формирование отрядов которых активно развивалось в Белоруссии. И уже к весне 1942 года, встретившись на конспиративной квартире с партизанскими разведчиками, он вместе с Верой Петровной ушел в отряд имени Щорса партизанского, которым командовал П.В. Пронягин, соединения Героя Советского Союза А.М. Черного, действующий на территории Брестской области. С мая 1942 г. В. А. Лекомцев - командир диверсионной группы, врач соединения в партизанском отряде. Лекомцев оперировал раненых, лечил заболевших и ходил на оперативные задания. Вера Петровна помогала ему в качестве ассистента, выполняла все поручения по уходу, занималась подготовкой операционного материала из "подручных" средств, заготавливала сырье для приготовления «лекарств». В октябре 1942 года Лекомцевы были вынуждены перейти в диверсионный партизанский отряд, командовал которым герой Советского Союза А.П. Бринский В этом отряде не было врача, поэтому супруги Лекомцевы на новом месте оказались чрезвычайно востребованы. 8 марта 1943 года в землянке партизанского отряда жена Лекомцева родила ему сына, которого назвали Владимиром, после чего она была отправлена с сыном на Большую землю, сопровождая раненых и детей. В январе 1944 года Виктор Алексеевич воевал в отряде И. Н. Банина близ Бреста, который вскоре объединился с наступающими войсковыми частями Красной Армии. Затем Лекомцев В.А. был врачом-ординатором 121 отдельного медико-санитарного батальона (2-й Белорусский фронт), командиром медико-санитарной роты 174 стрелкового полка. По дорогам войны В.А. Лекомцев прошел через Польшу, Германию, Чехословакию, а окончание войны встретил на Эльбе. После Победы и демобилизации Виктор Алексеевич нашел свою семью в деревне Малые Озерки, и в 1946 году у супругов родилась дочь Надя. С августа 1946 по апрель 1949 года работал заведующим хирургическим отделением во врачебной амбулатории в Гродненской области Белоруссии. Пребывание Виктора Алексеевича в плену негативно повлияло на его карьеру. В продолжении медицинской службы в воинских частях ему было отказано. Хотел устроиться на работу в Москве, но один из благожелательно настроенных кадровиков посоветовал ему уехать подальше. С мая 1949 по январь 1950 года по приезду в Муромцевский район Омской области был назначен главным врачом райбольницы. Быстро завоевал авторитет у населения и признание коллег. В течение нескольких первых лет дважды в день (утром и вечером) Виктору Алексеевичу, как неблагонадежному, приходилось отмечаться в РОВД. С января 1950 года по январь 1960 года работал единственным хирургом в Муромцевском районе. За годы работы Виктор Алексеевич сделал до шести тысяч операций и многим людям спас жизнь. С 1960 года по состоянию здоровья был переведен на должность врача дермато-венеролога Муромцевской ЦРБ, в качестве которого (а по совместительству и судебно-медицинским экспертом) и проработал до дня своей внезапной смерти. Виктор Алексеевич Лекомцев умер на рабочем месте 27 октября 1970 года от обширного инфаркта миокарда и был похоронен на Муромцевском кладбище. В его похоронах участвовали практически все жители Муромцевского района. Постановлением главы администрации Омской области от 17 сентября 1994 года могила заслуженного врача РСФСР В.А. Лекомцева объявлена памятником культуры и принята на государственный учет и охрану. За заслуги в области народного здравоохранения Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 05.09.60 г. В.А. Лекомцеву было присвоено звание заслуженного врача РСФСР. За участие в Великой Отечественной войне В.А. Лекомцев был награжден двумя орденами «Отечественной войны» (I и II степеней, медалью "Партизану Отечественной войны" I степени, медалями "За взятие Кенигсберга", "За взятие Берлина", "За Победу над Германией", "Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945гг., орденом "Крест Польский партизанский" и др. Династия, основоположником которой является легендарный хирург Виктор Алексеевич Лекомцев достаточно представительна: 10 членов семей его родственников избрали медицину главным делом своей жизни. В книге Героя Советского Союза А.П. Бринского "Боевые спутники мои" (Волго-Вятское книжное издательство, 1964), есть глава "Партизанский доктор", посвященная В.А. Лекомцеву. В ней рассказывается, как судьба свела в свое время двух замечательных людей- В.А. Лекомцева и К. Орловского, Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда, председателя Белорусского колхоза "Рассвет", чей образ весьма убедительно отразил в художественном фильме "Председатель» Михаил Ульянов. О нем писали в центральных газетах Советского Союза – в «Известиях», «Советской России» и др. Была также напечатана статья в газете КНР «Женьмин жибао». О супругах Лекомцевых написано немало книг, сняты документальные фильмы. Вера Петровна Лекомцева, сохраняя верность памяти мужа, жила одна в Муромцево, где и умерла. Гибель в армии любимого внука, несколько тяжелых операций, в том числе по поводу рака, обострившийся в преклонные годы туберкулез, приобретенный в партизанском отряде, не смогли сломить ее дух: она всегда оставалась оптимисткой. При подготовке материала мною использованы публикации: http://mgpr.omskportal.ru/ru....010.pdf http://libed.ru/konfere....edi.php http://pixs.ru/showimage/Page2jpg_1323560_11460903.jpg http://www.nashkraj.by/index.p....49.html http://www.omskmap.ru/point/myromcevo/person/156 http://ulyanovbib.blogspot.com/2015/04/blog-post_41.html (20.04.2015) «ЛЕГЕНДАРНЫЙ ХИРУРГ ЛЕКОМЦЕВ. После войны в нашем селе Муромцево жил, работал и ушел из жизни партизан Белоруссии, заслуженный врач России Лекомцев Виктор Алексеевич. Мало кто знает о том, что именно он спас жизнь Кириллу Орловскому – будущему Герою Советского Союза и Герою Социалистического Труда. В ПАРТИЗАНСКОЙ ЗЕМЛЯНКЕ. Во второй половине февраля 1943 года в село Светица, в партизанский отряд, где были Лекомцевы, привезли тяжело раненного Кирилла Орловского. Во время боевой операции в детонатор толовой шашки, которую Орловский собирался бросить в противника, попала пуля, и шашка взорвалась. Шесть или семь дней искали товарищи хирурга, который решился бы оперировать его, не могли найти. Врачи-то были, но не было у них инструментов, необходимых для такой сложной операции. Не было их и у Лекомцева. В землянке партизанский врач осмотрел раны Орловского. Раненая рука, которую перевязали, неподвижна. Повязка, пропитанная кровью, обледенела и стала твёрдой. Ладонь левой руки с перебитыми пальцами посинела и тоже кровоточила. Врач тревожно взглянул на правую руку раненого: повыше локтя расплывались лиловые пятна. Кроме этого, ранение головы с повреждением глаз, разбито предплечье и локтевой сустав, истощение, большая потеря крови. К тому же началась гангрена – ведь неделя прошла в поисках хирурга. Спасти человека можно было только ампутацией руки, но настоящих инструментов, необходимых для этого, у Лекомцева не было. У него сохранился один пинцет, один кохер (кровоостанавливающий зажим), вместо скальпеля – бритва, вот и всё. Орловский лежал на сосновом столе. Его заострившееся лицо было безжизненно. Боль, наверное, была слишком сильной и потому уже не чувствовалась. Его близкий друг партизан Хусто стоял над ним ещё более вытянувшийся, более угрюмый, чем когда-либо. К дверям прижались партизаны и с тревогой следили за Лекомцевым – за выражением лица врача, за его движением. Склонив голову, тот смотрел в пол, что-то лихорадочно обдумывая. Его взгляд стал неподвижным, словно глаза устали смотреть и ничего больше не видели. Только губы нервно смыкались и размыкались, и те, кто был рядом, догадывались, что переживает этот человек, на которого теперь легла вся ответственность за жизнь Орловского. А медлить было нельзя, и Лекомцев хорошо знал это. Ему не раз приходилось делать операции в самых неподходящих условиях: под открытым небом и под огнём вражеских батарей. В партизанском отряде Виктор Алексеевич был и врачом, и минёром, и пулемётчиком. Партизаны любили этого энергичного, требовательного к себе и другим человека. И вот с надеждой, с доверием ждали они, что скажет, что сделает Виктор Алексеевич. Никто не проронил ни слова. – Хоть бы ножовку, – Лекомцев произнёс это без всякой надежды: он знал – ножовки в лагере не было. – Ножовку, говорите? – спросил партизан Захарыч. – Да, ножовку. Раз ничего другого нет. – Достану! – почти выкрикнул Захарыч. – Попробую достать. Он выскочил из землянки, вспомнил об одноглазом кузнеце, одиноко жившем в ближайшей деревушке. «Вот где достану!» Пять километров бежал Захарыч лесом. Пять километров сквозь холодный мрак, в котором на каждом шагу подстерегала опасность, по затвердевшим сугробам, через лощины, заваленные снегом. Захарыч вернулся взмокший, весь в снегу, с белыми одеревеневшими ушами. Он задыхался. Молча протянул инструмент кузнеца. Виктор Алексеевич заторопился. – Начистить и прокипятить ножовку. Быстро! – Водку здорово пьёте? – спросил Лекомцев у Орловского. – Небось, буяните тогда? – Нет, – последовал ответ. – Как выпью, так смертным сном сплю. «Вот это мне и надо», – обрадовался Лекомцев и взглянул на свою жену Веру, которая держала в руках перевязочный материал. Надо было ампутировать одну руку, на второй отнять пальцы. Кирилл Прокофьевич выпил стакан спирта и сразу же уснул. Врач приступил к операции. Когда Виктор Алексеевич начал ножовкой пилить кость, послышались выстрелы, и кто-то крикнул: «Немцы идут! Заканчивайте!..» Раздались выстрелы. Но врач их не слышал. Он думал об одном: сделать хорошо операцию. И не отошёл от раненого, пока не закончил всё, что требовалось. А выстрелы уже совсем рядом. В землянку вбежали три партизана, они вынесли Орловского и, положив на сани, погнали лошадь. Над головой свистели пули. Неожиданно повозка наклонилась и раненый выпал в снег. Его подняли и снова помчались. Ночь провели в лесу. Орловскому стало хуже. Утром Кирилла Прокофьевича положили в партизанский госпиталь. Вера не отходила от него ни на шаг. Можно себе представить, каких сил, какого напряжения воли стоила эта операция хирургу и раненому. В то время Виктор Алексеевич еще не знал, что сделал операцию, вошедшую в историю военно-полевой хирургии. Во время операции Вера Петровна еще помогала мужу и могла ухаживать за беспомощным Орловским, а через 13 дней, 8 марта она в этой же землянке, где проходила операция, родила сына Володю. Имя мальчику дал Орловский. Два месяца Лекомцев жил с Орловским в одной землянке, выхаживал больного. Накануне 1 Мая 1943 года Кирилла Прокофьевича «выписали» из медсанбата, а Лекомцев встречал Первомай ночью на железнодорожном полотне. Сменив скальпель на автомат, он в составе группы подрывников пустил под откос фашистский эшелон. В начале 1944 года отряд, в котором воевал Лекомцев, получил приказ уходить дальше на запад, в Польшу. С отрядом уходил и Виктор Алексеевич. Веру Петровну и Володю с группой раненых, которых она сопровождала, отправили за линию фронта. ПОБЕГ ИЗ ПЛЕНА. ВЕРА ПЕТРОВНА. Лекомцев родился 5 февраля 1909 года в Уфе, в семье железнодорожника. Юность пролетела так же, как у большинства молодых людей того времени: окончил школу, работал чернорабочим, землекопом, молотобойцем, бетонщиком, на торфоразработках около Шатуры, строил кожкомбинат в Москве, Московское метро. Немало положил он бетона на станции «Смоленская». Принимал участие в строительстве двух зданий в Москве, в одном из которых находилось Министерство сельского хозяйства, в другом – Дом книги. Затем поступил во 2-й Московский медицинский институт и в 1936 году успешно закончил его. В качестве врача был призван в армию. Участвовал в войне с белофиннами. С 1939 по 1941 год военврач третьего ранга Лекомцев служил в должности врача медсанчасти автобатальона 7-й танковой дивизии, расположенной в Волковыске Гродненской области. Дивизия, в которой он находился, попала в окружение. Появилось много убитых и раненых. Виктор Алексеевич оперировал в большой палатке, в середине которой стоял стол. Только за один из первых дней войны он провел 17 операций. Гражданское население срочно эвакуировалось на восток. Поезда, машины, подводы, колонны беженцев подвергались бомбовым ударам и обстрелам с воздуха. В одном из поездов, во время бомбёжки, погибла семья Виктора Алексеевича – жена и четырехлетняя дочь. 24 июня 1941 года, при сопровождении раненых в тыл, Лекомцев попал в плен. Пленных привезли в город Ружаны и поместили в церкви (всего было более 600 человек). В течение пяти дней пленных не кормили и не давали даже воды. В результате такого обращения и ранений умерли более ста человек. Виктор Алексеевич вместе с фельдшером Аркадием Пилипенко оказывал помощь раненым. Затем их несколько раз перевозили с места на место и окончательно разместили в Брестском лагере для военнопленных. Лекомцев решил бежать из немецкой неволи. План побега долго разрабатывали с лазаретными врачами. Решили бежать по паропроводу, расположенному под землей. В течение двух месяцев перепиливали двухдюймовые доски, которыми был перекрыт проход. Всё это приходилось делать, соблюдая строжайшую конспирацию. Малейшая неосторожность могла стоить жизни. Побег был совершен с 9 на 10 ноября 1941 года. Пробираясь от деревни к деревне, они добрались до села Куриловичи Мостовского района Гродненской области и здесь остались на зиму, обслуживая жителей этих мест как медики. В это время и произошла встреча Виктора Алексеевича с его будущей женой Верой Петровной. Вера Петровна Лекомцева (Сонец) родилась 20 февраля 1920 года в деревне Жидоусово Сорокинского района Тюменской области. В 1938 году закончила курсы медсестер. В июне 1941 года поехала в отпуск к своей тете в Белоруссию, Гродненскую область. 21 июня 1941 года в 10 часов вечера она пришла в деревню Малые Озерки, где жила тетя. Утром Вера поехала на станцию Зельва, чтобы взять из камеры хранения свой тяжёлый чемодан, который она не смогла бы донести до Малых Озерков: путь не близкий – 12 километров. Лошадь резво бежала по лесной дороге. Подъезжая к станции, Вера увидела зарево. Горели пассажирские вагоны, цистерны с бензином. – Война, дочка! Немцы напали, – сказал ей кладовщик, выдавая чемодан. На вокзале стонали раненые, суетливо бегали люди. Плакали женщины и дети. Поезда стояли. Пожарные гасили огонь водой и песком. Дым лез в глаза, высоко поднимался в небо; как чёрные вороны, кружились вражеские самолёты. Вера поспешила в деревню. Однажды зимой три немца приехали на мотоциклах в деревню. Они застали Веру у колодца. Девушка вытащила ведро воды и пошла домой. – Русиш, комиссара жена! – немец схватил Веру за руки. Другой солдат вылил на неё ведро холодной воды. Вера задрожала, а фашисты потащили её к мотоциклу. – Оставьте мою дочь! – потребовала тётя Феня, подбежав на выручку. – Она больная! – и вырвала племянницу из рук извергов. Ночью Вера заболела. Много дней лежала с высокой температурой. Тетя лечила племянницу домашними средствами, но безуспешно. Кто-то из деревенских подсказал, что в соседнем селе есть врач. Его пригласили к больной. Этим врачом оказался В.А. Лекомцев. Ночью Виктор Алексеевич приехал к больной. – Воспаление лёгких, – сказал он, послушав Веру. – Будем лечить. Лекомцев несколько раз наведывался к больной, привозил лекарства. К новому году Вера поправилась. – Не попадайся фрицам на глаза, – посоветовал, прощаясь, Виктор. – Меня больше не ждите: ухожу к партизанам. – И я с вами, – заявила Вера. – Не хочу сидеть, сложа руки. Да ещё полицаи зачастили. Всякие вопросы задают, грозят. И они ушли в урочище Волчьи Норы, где находился партизанский отряд Павла Пронягина. С весны 1942 года Лекомцев стал партизаном в отряде имени Щорса – минером, пулеметчиком, врачом. В октябре командир отряда вызвал к себе Виктора Алексеевича. – Пришли связные из диверсионного отряда Бринского, – сказал он. – Им нужен военный врач. Пойдёшь к ним. – А как же Bepа? – С тобой. Любовь, говорят, у вас. В отряде Бринского Вера работала санитаркой, научилась стрелять из винтовки, и её стали посылать на задания. МУРОМЦЕВО. После Белоруссии Виктор Алексеевич партизанил на польской земле. С приходом Красной Армии он стал врачом в медсанбате и дошел со своей частью до Чехословакии, воевал в Берлине, на Эльбе. За ратный труд Виктор Алексеевич Лекомцев награжден орденами Отечественной войны I и II степени, польским орденом «Польский крест партизанский», медалями «За взятие Берлина», «За взятие Кенигсберга», «Партизану Отечественной войны», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и другими. После Победы и демобилизации Виктор Алексеевич нашел семью в деревне Малые Озерки. Много дум передумали они с Верой Петровной о будущей своей жизни и решили ехать в Сибирь. Вера – сибирячка, соскучилась по родным местам. Так бывший военврач второго ранга, майор медицинской службы стал ведущим хирургом в Муромцевской районной больнице. Здесь он получил звание заслуженного врача РСФСР. За время работы в Муромцево Виктор Алексеевич спас не одну жизнь и поставил на ноги сотни пациентов. А Вера Петровна всегда была при нём, растила двоих детей (в 1946 году родилась дочь Надя), создавала житейский комфорт, которого так не хватало в годы тревожной молодости. Являясь профессионалом своего дела, Виктор Алексеевич, кроме этого, обладал многими другими знаниями: хорошо владел немецким языком, увлекался шахматами, наизусть читал «Евгения Онегина», цитировал многих философов. Его интересовало все новое, что происходило в жизни. Он не пропускал ни одного нового фильма, всегда старался посетить кинотеатр, часто занимался в читальном зале районной библиотеки, вел огромную переписку с боевыми товарищами, и это все при том, что долгое время являлся единственным хирургом в районе. Как прежде, в партизанском отряде и в армии, жил он в ожидании сигнала тревоги: телефонного звонка или стука в дверь. Военная привычка быть в постоянной готовности так и осталась у Лекомцева. Жители Муромцево знали даже особенности его походки. Если он идет по улице широкими шагами, немного склонив голову влево, значит, что-то случилось в больнице тревожное. В таких случаях он может не заметить знакомого, не ответить на приветствие. Но никто не обижался. За десять лет работы в больнице таежного района Виктор Алексеевич сделал до шести тысяч операций и многим людям спас жизнь. О нем писали в центральных газетах Советского Союза – в «Известиях», «Советской России» и др. Была также напечатана статья о нем в центральной газете Китайской Народной Республики «Женьмин жибао». Постоянная жизнь на пределе, полная самоотдача не прошли без последствий для врача – не выдержало сердце Виктора Алексеевича. Он умер в 60 лет от инфаркта на рабочем месте. А мог еще жить да жить, если бы щадил себя хотя бы чуть-чуть. Виктор Алексеевич похоронен на Муромцевском кладбище. Постановлением главы администрации Омской области от 17 сентября 1994 года могила заслуженного врача РСФСР В.А. Лекомцева объявлена памятником культуры и принята на государственный учет и охрану». https://vk.com/@milmed_spb-opasnaya-britva-hirurga-partizanskogo-otryada-va-lekomceva ОПАСНАЯ БРИТВА ХИРУРГА ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА В.А. ЛЕКОМЦЕВА, В зале «Медицина в годы Великой Отечественной войны» демонстрируется опасная бритва хирурга партизанского отряда В.А. Лекомцева, с помощью которой он сделал операцию 23 февраля 1943 г. командиру партизанского отряда Орловскому К.П., Герою Советского Союза и Герою Социалистического Труда. Лекомцев Виктор Алексеевич – военврач 3-го ранга. Будучи раненым попал в плен. Осенью 1941 г. бежал из плена и присоединился к партизанам. За годы войны прошел с партизанским отрядом через всю Украину и Белоруссию. Главной заботой Лекомцева был лазарет, но он также ходил на задания с оперативными группами, участвовал в боевых операциях, в том числе в диверсиях на железной дороге. Виктору Алексеевичу приходилось работать в тяжелейших полевых условиях. В отряде отсутствовали хирургические инструменты и перевязочный материал. Врачу приходилось оперировать раненых партизан ножовкой и опасной бритвой. 23 февраля 1943 года Лекомцев оперировал командира соседнего партизанского отряда «Сокол». К.П. Орловский был тяжело ранен и контужен в бою. Опасная бритва заменила скальпель во время операции. С помощью этого инструмента была произведена ампутация правой руки по плечо и четырёх пальцев на левой. Операция была произведена без наркоза. Вот как сам Кирилл Орловский описывает то, что было: «Я был сильно ранен. Не знаю, почему я не истёк кровью. Видимо, снег, пропитанный кровью, стал как бы повязкой. В нашем отряде нет врача. Пришлось везти меня в соседний отряд. Врач думал, что без наркоза я не выдержу операции. Я сказал: «Давайте без наркоза». Врач ответил: «У меня нет пилы». Пилу ему добыли. Слесарную пилу-ножовку. Ее наточили, вычистили наждаком, выварили в кипятке. Операцию решили делать на открытом воздухе - в землянке темно. Вбили в снег колья, на них положили лыжи. Но недолго мне пришлось лежать на этом хирургическом столе. Фашисты устроили облаву. Меня взвалили в сани, забросали полушубками и увезли километров за тридцать. Я ждал, пока закончится бой. Тогда врач закончил операцию, а до этого ему было некогда – он работал за второго номера у пулемета. Понимаете, как много я вытерпел, но чтобы жить, стоило это вытерпеть». Кирилл Прокофьевич Орловский – человек удивительной биографии. Лишившись обеих рук, почти полностью потеряв слух, он не пал духом и возглавил в 1945г. колхоз в Белоруссии, в его родной деревне в Могилевской области. Колхоз «Рассвет» стал первым колхозом – миллионером в послевоенном СССР. Именно судьба Кирилла Орловского вдохновила Юрия Нагибина написать сценарий для фильма «Председатель» с Михаилом Ульяновым в главной роли. После войны В.А. Лекомцев работал хирургом в районной больнице в Сибири. Заслуженный врач РСФСР (1960 г.). Военно-медицинский музей бережно хранит память о героях-медиках, прошедших дорогами Великой Отечественной войны. https://kartarf.ru/dostoprimechatelnosti/172259-mogila-zasluzhennogo-vracha-rsfsr-viktora-alekseevicha-lekom Могила заслуженного врача РСФСР Виктора Алексеевича Лекомцева Регистрационный номер: 551410139820005. Категория историко-культурного значения: Регионального значения. Вид объекта: Памятник. Основная типология: Памятник истории. Сведения о дате создания: 04.02.1909 - 27.10.1970. Адрес объекта (местонахождение): Омская область, Муромцевский р-н, рп Муромцево, кладбище. Наименование, дата и номер решения органа государственной власти о постановке объекта на государственную охрану: Постановление Главы Администрации Омской области «О постановке на государственный учет и охрану памятников истории и культуры Омской области» № 518-п от 17.10.1994 г. GPS Координаты: 56.35913201, 75.22220157 . Источники: 1. http://www.nashkraj.by/index.php/2009-11-20-19-13-353463/3406-2012-07-18-15-33-49.html . 2. Ю. Гурова «Легендарный хирург Лекомцев» XXXI том альманаха «Тобольск и вся Сибирь — Муромцево», Тобольскк, 2019 http://www.tobolsk.org/index.php/ru/onlajn-biblioteka/book/107/1?page=535 . 3. http://www.omskmap.ru/point/myromcevo/person/156 4. https://cloud.mail.ru/public/4qE6THtQxVis/%D0%9B%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%86%D0%B5%D0%B2.docx . 5. https://www.moypolk.ru/muromcevskiy-rayon/soldiers/lekomcev-viktor-alekseevich . 6. http://www.sgvavia.ru/forum/259-5877-1#post528689 . 7. Ж-л «Омская медицина», № 2 (9) от 20 апреля 2010 года: http://mgpr.omskportal.ru/ru/RegionalPublicAuthorities/executivelist/MZDR/uchrSMI/PageContent/0/body_files/file7/Om_med_N_2_20_04_2010.pdf . 8. http://libed.ru/konferencii-istoriya/322394-5-moskovskiy-gosudarstvenniy-mediko-stomatologicheskiy-universitet-kafedra-istorii-medicini-istoricheskiy-opit-medi.php . http://www.omskmap.ru/point/myromcevo/person/156 . 9. http://ulyanovbib.blogspot.com/2015/04/blog-post_41.html (20.04.2015) . 10. https://vk.com/@milmed_spb-opasnaya-britva-hirurga-partizanskogo-otryada-va-lekomceva . 13. http://kraeved.omsklib.ru/index.php/articles/people/572-lekomtsev-viktor-alekseevich . 14. https://novayareg.ru/views/velikogo-jerebca-ya-by-eshche-mog-sygrat-a-velikogo-jreca---vryad-li 15. http://azbukamuromzevo.blogspot.com/2016/08/blog-post_68.html . 16. https://www.facebook.com/groups/militarymedicalmuseum/permalink/866999843689105/ . 17. https://kartarf.ru/dostoprimechatelnosti/172259-mogila-zasluzhennogo-vracha-rsfsr-viktora-alekseevicha-lekom (https://okn-mk.mkrf.ru ) . 18. http://www.omskmap.ru/point/myromcevo/person/156 . 19. http://213sp56sd.ucoz.ru/load/partizanskoe_dvizhenie_brestskoj_oblasti/otdelnyj_otrjad_im_n_a_shhorsa/komandiry_i_bojcy_otrjada_im_n_a_shhersa/46-1-0-84 . 20. https://m.123ru.net/slonim/182160640/ . 21. https://freedocs.xyz/rtf-444899393 . 22. Ж-л «90 историй об истории». ГАУ НО «НОИЦ», 2019 г., стр. 361-363. 23. http://nashomsk55.ru/partizany-omichi/810-lekomtseva . 24. http://podvignaroda.ru/?#id=1515459018&tab=navDetailManUbil .
Выжил / пропал без вести / погиб:выжил
Близкий:нет
Дата и время создания карточки:2020-01-25 00:46:52
Дата и время последнего изменения:2020-01-27 00:51:45
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.