Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
121864
11878
6715
45769
0

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): 277 стрелковый полк 9 стрелковой дивизии ВВ НКВД СССР
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 1944
Период вхождения в действующую армию: С 29.03.1944 г. по 19.10.1944 г.
Последующие переименования:
Дополнительная информация: 277 стрелковый полк был сформирован в январе 1942 года в Тбилиси на базе 10 частей войск НКВД по охране железных дорог из Закавказья и Северного Кавказа. Командиром был назначен майор В. Г. Жданов, 1902 года рождения, участник Гражданской войны, дважды раненый, имевший до этого назначения опыт командной и штабной работы. Последняя должность - командир 119 полка войск НКВД по охране железных дорог. К сожалению, пока не удается найти фотографию, в личном деле нет, все надежды на партийный билет. За время войны награжден орденом Красной Звезды, двумя орденами Красного Знамени, орденом Ленина. Уволен в запас подполковником в 1946 году. Исследование исторического формуляра полка, журнала боевых действий, распоряжений, приказов и схем, боевых приказов и распоряжений по полку и описаний боевых действий полка и полевой документации за период с 15.12.42 по 31.01.43 г., книги учета боевых и не боевых потерь и мест захоронений позволяет сделать вывод, что 277 стрелкового полка войск НКВД принимал непосредственное участие в оборонительных боях в районе Садового (Туапсинский в район) в долине реки Псек?упс с 12 декабря 1942 года сменив в обороне 255 отдельную морскую стрелковую бригаду. Три недели полк вел активную оборону, постоянно посылая в тыл противника разведывательные группы, вскрывая огневые точки врага поражал их огнем стрелкового оружия при поддержке отдельного минометного полка и 1187 артиллерийского полка РВГК. Анализ документов того времени позволил выявить некоторые довольно интересные детали в отношении к этому полку командира 395 стрелковой дивизии полковника, потом генерал-майора Сабира Умар Оглы Рахимова. Привожу дословно боевую характеристику за его подписью:
277 стрелковый полк НКВД с 18 декабря 1942 года по 3 января 1943 года находился в оперативном подчинении 395 стрелковой дивизии. За это время полк боевых действий не вел, (выделено мной) прочно оборонял участок… После отхода противника на рубеж высоты 620,8, полк одним батальоном прочно оборонял южные и юго-восточные скаты высоты 620,8.
Командиру полка и начальнику штаба обратить внимание на организацию разведки и наблюдение в подразделениях полка, усилить контроль штаба за выполнением приказов командира.
А вот строки из другой характеристики, тоже боевой, за подписью взаимодействующего с этим полком командира отдельного минометного полка майора Зильбетберга. Обе характеристики на одном листе исторического формуляра:
«277 стрелковый полк НКВД за время совместных действий ОМП, показал высокое умение сочетать маневр со всевозможными видами наступательного боя. Снайперы и разведчики немало наделали страха в среде «хваленых и непобедимых» фрицев. Там, где немцы действовали хитростью, советские чекисты побеждали двойной хитростью. Славные разведчики проникали в тыл противника, уничтожая его живую силу и технику. Мы,- бойцы и командиры ОМП надолго запомним имена славных чекистов: майора Жданова, майора Глушенко, капитана Вартаняна, разведчика Соболева и других. Желаем на новом рубеже - новых успехов! Надеемся, что славная Армия Советских Гвардейцев пополнится за счет Вашего крепкого спаянного коллектива чекистов».
Более по военному, без патетики, характеризовал 277 стрелковый полк НКВД командир 1187 истребительного противотанкового артиллерийского полка РВГК подполковник Харкеевич, поддерживавшего часть внутренних войск:
«За время совместных действий, после рекогносцировки с командиром 277 сп НКВД майором Ждановым, командиры пехоты полка показали твердые знания боевых свойств и боевой мощи использования огневой деятельности 1157 иптап РВГК… Командиры 277 сп показали умение использовать артиллерийский огонь в сочетании со своими огневыми средствами, и на малой глубине обороны противника уничтожали огневые точки своими средствами, а артогонь полка применялся для уничтожения огневых точек, живой силы и разрушения инженерных сооружений в глубине обороны противника. Активная роль батальонов полка по захвату участков обороны противника во многом обусловливалась правильным пониманием и применением артиллерийского огня командирами пехоты».
Как, видите, очень лестные оценки офицеров-артиллеристов заслужил полк за неполные три недели совместных боев.
27 декабря противник (части 125 гренадерской дивизии, перед 1 стрелковой бригады оборонялась штрафная офицерская рота немцев) был вынужден выровнять свой передний край и отвести боевое охранение на южных скатах высоты 620,8. Командование 56 армии сделало вывод, что данный полк является наиболее боеспособной частью и направляет его на новый участок в район Фанагорийского для ведения наступления на направлении главного удара на замену 71 гвардейского полка 30 (55) Иркутской стрелковой дивизии. Изучение состояния частей Красной Армии в том месте позволяет сделать вывод о том, что они были сильно обескровлены оборонительными боями, испытывали большие трудности в обеспечении боеприпасами, продовольствием, в эвакуации раненых в силу полнейшего бездорожья в горах в тот период.
Наступили драматические события для полка.
Полк поэшелонно тремя колоннами совершает 34-километровый переход по горам по маршруту Садовое, Афанасьевский Постик, Попова Щель, дом лесника. Тылы полка ввиду отсутствия дорог в этом районе выдвигались по маршруту: Челипси, Туапсе, Джубга, Шапсугская, артиллерия ввиду отсутствия тягловой силы оставалась в районе Садовое. Изучение документов полка позволило установить, что по распоряжению командующего 56 армии, 395 стрелковая дивизия должна была обеспечить 277 стрелковый полк продуктами питания на трое суток. Однако по невыясненным причинам полк продуктов не получил. Под дождем и мокрым снегом, преодолевая двух-трех метровые сугробы, полк без возможности отдыха совершает исключительный по трудности переход. Три горные реки преодолевались по создаваемым переправам, ручьи в брод. Шинели, шапки, обмундирование промокли насквозь, нигде не обогреться, костры разводить нельзя, противник близко, может накрыть огнем артиллерии или минометов, да и не из чего, хоть кругом и лес, но все намокло. Кроме личного оружия и вещмешка с нехитрым солдатским скарбом каждый нес еще какой-то довесок: боеприпасы, узлы пулеметов «Максим», минометы. Хоть и среди погибших не встречаются фамилии молодых новобранцев, в основном 1918-1919 годы призыва, далеко не все смоли выдержать тяжелейший переход. За трое суток пути потери умершими от физических нагрузок и утонувшими при переправе через горные реки составили 20 человек. К установленному сроку 8 января полк вышел в указанный район. Командир полка вынужден был застрелить семь лошадей, которых также было нечем кормить, они сами становились обузой для полка и готовить из них пищу. Вот еще один весьма любопытный документ, полный цинизма на войне, если это так можно назвать.
16.01.43 г. Командиру 277 сп
(записка написана на листе части плаката по материальной части ППШ)
После сдачи излишков боеприпасов 7 января двух ящиков мин, ящика гранат, двух ящиков винтовочных патронов согласно накладной, красноармейцев Сахно и Аникина в виду полного истощения и так как последние не получали продуктов несколько суток, направил в медсанбат дивизии. (они были оставлены в районе Садового для сдачи излишков боеприпасов, которые полк не мог взять с собой в новое место, а потом догнать его)
Рекомендую за бездушное отношение к бойцам РККА виновных привлечь к строжайшей ответственности.
Начальник артснабжения 395 сд
Инженер-капитан Богданов
Это подчиненный командира 395 стрелковой дивизии, того самого, который не выдал продукты 277 стрелкового полка НКВД накануне. В качестве пояснения только могу добавить, что все части НКВД получали все виды довольствия от тыловых органов Красной Армии, своих не было. Кого же капитан рекомендовал привлечь к ответственности?
Командир 55 стрелковой Иркутской дивизии полковник Б.Н. Аршинцев, как старший начальник, не утвердил предложения майора В.Г. Жданова дать людям день на отдых и приказал в этот же день, «при любых условиях и в любом количестве потерь смену провести 8 января днем», сменить в обороне 71-й гвардейский стрелковый полк, входивший в состав дивизии. (Никакой необходимости в этом не было, активных боевых действий не велось, противник не проявлял никакой активности, просто КД 55 хотел доложить, что части дивизии все выведены во второй эшелон согласно приказу в срок). Преодолевая последние 10 километров пути от района сосредоточения до оборонительных позиций, 277 стрелковый полк НКВД потерял еще 26 человек умершими. Чтобы сохранить управление, боеспособность полка при невероятно большой нагрузке, командиру приходилось идти на крайние меры. Командовать голодными, изможденными людьми невероятно трудно, но нужно идти, приказ есть приказ. Об этом свидетельствует тот факт, что в списках погибших значатся две фамилии расстрелянных за невыполнение приказа, оба во второй половине перехода. 40% личного состава оказались с обмороженными, опухшими и с сильно потертыми ногами. Поступив в оперативное подчинение командиру 76 морской стрелковой бригады, полк получил задачу на оборону 32 километров горного участка. Перед фронтом полка оборонялись три батальона 421 пехотный полк 125 гренадерской дивизии немцев и два батальона словацкой дивизии «Рихло». Следует отметить, что противник также понес большие потери, испытывал трудности обороны зимой в горах. Особенно трудно было словакам, снабжение их продовольствием было хуже немцев. Посчастливилось найти свидетелей тех событий. Местные жители подсказали одного старожила, бабку Васюну, всю жизнь с рождения и до наших дней прожившую на хуторе Старообрядческом, что на северной окраине поселка Безымянное. Прожив девочкой подростком всю оккупацию, она довольно однозначно сказала, что в их деревню первым и единственным из наших войск вошел полк НКВД. Кроме того, продолжила, что дальше он пошел через горы на Горячий Ключ. По воспоминаниям Василисы Максимовны, словаки, которые себя почему-то чаще называли чехами, постоянно грабили местное население. Незадолго до изгнания они выследили единственную кормилицу тридцати укрывавшихся в погребе на окраине Старообрядческого местных жителей: «Забрали они нашу хворобу и съели. Еле-еле мы смогли пережить зиму» - сетует бабушка. А еще она поведала, что часто они заставляли их носить боеприпасы на позиции за Орлову Щель. В соответствие решения командующего 56 армии генерал-майора А.А. Гречко, приказа командира 76 морской стрелковой бригады 277 стрелковый полк НКВД 23 января должен был перейти в наступление, что противоречит сложившемуся мнению, что наступление по плану «море - горы» (море горя лучше подходит) должно было начаться 11 января. Видно сроки были перенесены. По научным трудам эта армия к 25 января продвинулась на 20-30 километров на левом фланге, даже вышли наши войска на окраины Краснодара. На этом же участке фронта, Горячеключевском, никуда наши войска не продвинулись. Возможно, это была особая задача по прорыву обороны, а затем развитие наступления на соседних участках 25 января. Скорее всего, все шло не так, как было запланировано. Другим важным выводом в ходе исследования стало то, что прославленная в оборонительных боях на этом направлении 30-я (55-я) Иркутско-Пинская гвардейская стрелковая дивизия вопреки сложившемуся мнению, участия в освобождении Горячего Ключа не принимала, и никакого штурма указанного населенного пункта не было, о чем говорится в некоторых мемуарах. По планам командования 56 армии на Горячий Ключ наступали 76 морская стрелковая бригада со стороны Пятигорской и 277 стрелковый полк НКВД со стороны горного массива Кохт и Безымянный, а все части 55 стрелковой дивизии находились во втором эшелоне. Командир полка организовал подготовку к наступлению, однако 20-21 января прибыли парламентеры от словацкой 1 механизированной дивизии «Рихло» с предложениями о сдаче дивизии в плен. К установленному сроку, 23 января, на назначенное место перехода линии фронта никто не прибыл. Не исключено, что это была хитрость с целью дать возможность для подготовки к общему отходу противника с занимаемых рубежей, что действительно потом произошло. Нельзя и отрицать того, что были среди словаков готовые сдаться, но этому воспрепятствовала контрразведка. Этот эпизод остается невыясненным. В документах полка сохранилась схема оборонительных позиций Горячего Ключа по данным воздушной разведки на 3 января 1943 года, из которой можно сделать вывод, что от успешных действий 277 стрелкового полка НКВД зависел успех боя за данный населенный пункт. Считай, всей 56 армии. Направление наступления полка приходилось в тыл оборонительных позиций словаков в Горячем Ключе, а на направлении наступления 76 морской стрелковой бригады была река Псек?упс и на противоположном берегу сплошная линия дзотов и огневых точек через каждые 200 метров. Выполняя приказ командующего 56 армии 24 января полк первым батальоном, оставив силы для прикрытия обороняемого участка перешел в наступление в направлении: хребет Кохт, Ключевая и Горячий Ключ с ближайшей задачей: овладеть высотой 192,0 и Безымянным хребтом. Дальнейшая задача – выход к Ключевой и Горячий Ключ. Атака проводилась без артиллерии в виду отсутствия своей и минимального количества снарядов у 76 морской стрелковой бригады. Противник располагал двумя ярусами круговой обороны. Подразделениям 1 стрелковой бригады удалось скрытно (копали траншеи в глубоком снегу в сторону противника) приблизиться к переднему краю и ворваться в первую траншею. Однако, не имея поддержки огнем артиллерии и минометов, попав под сильный огонь противника, батальон был вынужден отойти на исходные позиции. 24 июля 2008 года, ротный опорный пункт батальона словацкой дивизии «Рихло», объект атаки батальона 277 стрелкового полка НКВД 25-26 января 1943 года. Прошло шестьдесят пять лет. С трудом поднимаюсь по склону на отметку 192,0. «Пупок» – так в окружении более высоких гор обычно называют такую высоту, даже высотку. Восточный склон, дубы, некоторые выросли прямо на краю окопов, вероятно почти ровесники тех событий. Где-то здесь братская могила 38 человек. Все сохранилось. Вот стрелковые ячейки позиций боевого охранения, блиндаж. Поднимаюсь выше. Позиция стрелкового подразделения, окопы, ходы сообщения, блиндажи – все можно проследить в мельчайших деталях, здесь мало что изменилось, деревья старые были вырублены, выросла поросль 25-30 сантиметров в диаметре. Где-то далеко на юге в дневном мареве зноя виднеются склоны горы Хребтовой, командный пункт 55 стрелковой дивизии. Спускаюсь вниз, к рубежу перехода в атаку 277 стрелкового полка. Где-то вот в этом месте они начали наступление. Нет, не бежать с криками ура, бежать в гору даже сейчас, налегке, летом можно 15-20 метров, склон градусов 30-35, а по снегу вообще нереально, только перебежками или ползти. Вот и исходный рубеж полка, точнее, район обороны, который перед наступлением оборонял полк. Бросается в глаза, что окопов нет в таком количестве, как у противника, редкие ячейки, без траншей, ходов сообщений. В ранних научных трудах 1958 года писалось, что многие наши командиры недооценивали необходимость создания оборонительных сооружений в горах, ошибочно считали, что можно прятаться от огня противника за деревьями, камнями. А это, между прочим позиции 71 гвардейского стрелкового полка, который сменил 277 стрелковый полк НКВД 8 января 1943 года. А в январе окопы уже не выкопать… Вот и причины больших потерь наших войск в обороне, враг бил из минометов по кронам деревьев, и град осколков поражал тех, кто пытался укрыться за деревьями, камнями и считал себя неуязвимым от невидимого противника. Неизменный наш русский авось. Не умели мы тогда воевать. Командир 76 морской стрелковой бригады потребовал 25 января атаковать снова, на поддержку выделил 50 снарядов артиллерии малого калибра. 25 января 1 стрелковой бригады усиленный резервами двух других батальонов повторил попытку наступления. Эффективность артиллерийской подготовки была неэффективной по причине не наблюдаемости цели из-за сильного тумана. В документах сохранился даже этот штрих. Наступление снова было безрезультатным. Командир полка майор Жданов предложил не атаковать высоту в лоб, а обойти ее с востока в направлении Безымянного, на что получил одобрение и приказ от комбрига. С 26 на 27 января полк перешел в наступление в направлении Безымянного. К моменту завершения строительства переправы через Псеку?пс разведчики доложили об отходе противника из Безымянного. Полк преследуя противника к 22 00 28 января 1943 года овладел Безымянным, Ключевой и Горячим Ключем совместно с частями 76 морской стрелковой бригады. Среди трофеев, захваченных полком, было знамя 416 гаубичного артиллерийского полка Красной Армии. Первым военным комендантом Горячего Ключа, станицы Ключевской, Фанагорийского и Безымянного был назначен командир 277 стрелкового полка войск НКВД майор В.Г. Жданов. Он был первым, кто налаживал мирную жизнь, подчиненные которого ремонтировали дороги, восстанавливали мосты, несли службу по охране порядка, когда кругом еще были мелкие группы противника, бандиты, дезертиры. Потом стали прибывать первые представители местной власти. В ходе поездки удалось установить основные места захоронений погибших военнослужащих 277 стрелкового полка войск НКВД на основании списков погибших с указаниями мест захоронений по Горячеключевскому району: Волчьи Ворота (название местное, ни на каких картах не встречается, старожилы утверждают, что перед войной в этом месте волки загрызли почтальона, с тех пор это название), вход в долину реки Псеку?пс около памятного знака 71 гвардейского стрелкового полка - 40 человек (эпизод гибели относится к августу 1942 года и до конца еще не выяснен. Полк в это время охранял тыл Черноморской группы Закавказского фронта в районе Туапсе. Возможно это был сводный отряд или какое-то подразделение направленное в качестве усиления, что было характерным для этого времени); п. Безымянное, х. Старообрядческий и окрестности - 32 человека; п. Фанагорийское и его окрестности – 17 человек, отм. 192,0 (зап. 1км. от ручья Орлова Щель от дороги на Фанагорийское) – 50 человек. По установлению точного места этого захоронения и изучению возможностей переноса останков в более доступное место к дороге обратился за помощью к заместителю начальника Краснодарской юридической академии МВД по воспитательной работе полковнику И.В. Северину, где есть поисковый отряд «Щит и меч», занимающийся подобной работой. Возможно, курсантам удастся найти останки, все-таки местность там несильно изменилась.
Почему же все-таки был забыт 277-й стрелковый полк войск НКВД?
Одной из причин является то, что полк трижды за полгода передавался из управлений войск НКВД охраны тыла одного фронта в другой. Документы могли утеряться. Кроме того, он некоторое время входил в состав 11 стрелковой дивизии НКВД, которая сама в это время участвовала в боях на другом направлении, потом Орджоникидзевской дивизии.
Другой причиной, вероятно главной, как установлено в ходе исследования, является «нежелание» во времена пресловутой хрущевской оттепели показывать те войска, главным руководителем которых был Лаврентий Берия. Показать войска НКВД становилось равносильно тому, что навлечь на себя много неприятных вопросов. Создалось бы мнение о том, что те, кто после войны писал мемуары, были далеко не идеальными полководцами и военачальниками, какими им хотелось бы выглядеть в 1941, 1942 и в 1943 годах. Пришлось бы делить с кем-то славу, точнее с тем, кто её был достоин. И искушение победило…
Потом, по прошествии многих лет установился определенный стереотип в подходах к Великой Отечественной войне, когда доминировало мнение Г.К.Жукова, И.В. Тюленева, С.М.Штеменко, А.А. Гречко и других участников тех событий. Оспорить мнение таких авторитетов было проблематично. Так забвению подвергались не только войска НКВД, но и другие части, как это видно на примере той же 76 морской стрелковой бригады. Ведь про нее в освобождении Горячего Ключа тоже ни слова. Хотя она также была на направлении главного удара. В этих условиях мнение участника боев, даже если он командир полка, вряд ли кто услышал бы.
P.S. Начальником радиостанции в 3 стрелковом батальоне 277-го стрелкового полка НКВД в эти драматические события был ефрейтор В. Г. Боцман, будущий начальник связи внутренних войск МВД СССР. Как близкий товарищ полковника в отставке В. Д. Кривца, уважаемого нашего ветерана, он рассказывал ему, что в сводке Совинформбюро за 30 января 1943 года в числе частей освободивших Горячий Ключ упоминался н-ской полк войск НКВД.
Павел СМИРНОВ, полковник
Москва, Горячий Ключ, Безымянное, Фанагорийское
Июль 2008 года
Номер воинской части: 0
Полевая почта №: 0
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Фарит Султанов

Фронтовики, служившие в подразделении:

Жабров Александр Павлович
0.0.1921
лейтенант
Залогин Ефим Яковлевич
0.0.1924
красноармеец
Илларионов Петр Федорович
0.0.1919
старшина
Рожков Павел Константинович
0.0.1909
младший сержант
Свириденко Николай Николаевич
0.0.1919
старший сержант
Соколов Михаил Кузьмич
0.0.1920
старшина

Дата и время создания карточки:

2019-06-13 11:56:26
Дата и время последнего изменения: 2019-06-18 07:14:03
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.