Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
115343
11461
6528
43026
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): 3 Черноморский полк морской пехоты
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 03.09.1941-29.06.1942
Период вхождения в действующую армию: 22.09.1941-29.06.1942
Последующие переименования:
Дополнительная информация: 3 Черноморский полк морской пехоты.
Встречаются и такие названия этого полка: 3 отдельный стрелковый полк морской пехоты (3 осп морской пехоты), 3 полк морской пехоты, 3 морской полк, 3 морской десантный полк, 3 морской стрелковый полк.
Период существования: 03.09.1941-29.06.1942.
Период боевых действий: 22.09.1941-29.06.1942.
Сформирован в Севастополе, в районе хутора Загордянского 3 сентября 1941 г.

История 3 полка морской пехоты.

Первой "настоящей" частью морской пехоты стал 3-й морполк. Его (если верить воспоминаниям) специально готовили для высадки в районе Григорьевки. Однако по большей части его готовили флотские "специалисты", и основной упор делался именно на организацию высадки, а не на ведение боевых действий на суше. Бойцы полка имели очень мало тяжелого вооружения и совершенно не умели взаимодействовать с артиллерией.
Как следствие, высадка прошла относительно успешно, но в ходе боевых действий, когда полк действовал как обычное стрелковое подразделение, он понес очень ощутимые потери. Не хватило опыта ведения боев на суше. Но, об этом, наверное, стоило бы рассказать подробнее.
История Григорьевского десанта очень тесно связана с одним из подразделений морской пехоты, боевой путь которого, очень интересен.
3-й Черноморский полк морской пехоты был сформирован в Севастополе 3 сентября 1941 г. По сути, это было первое "настоящее" подразделение морской пехоты, специально сформированное для десантной операции. Инициатором его создания стал руководитель десантной операции, командующий эскадрой контр-адмирал Л.А. Владимирский, который потребовал в кратчайшие сроки сформировать и обучить специальное подразделение. Объективно говоря, операция была подготовлена тщательно и грамотно.
Полк был сформирован в районе хутора Загордянского, примерно в том районе, где сейчас находится бригада морпехоты ЧФ. Полк формировался и проходил подготовку под командованием майора Харичева Петра Васильевича. Особое внимание было уделено отработке вопросов высадки на берег. 14 сентября 1941 г. была произведена пробная высадка в районе Казачьей бухты, в ходе которой были выявлены некоторые недостатки.
В ночь с 15 на 16 сентября в районе Херсонесского маяка с 3-м морским полком вновь провели тактико-специальное учение по высадке на необорудованное побережье с помощью моторных баркасов и сторожевых катеров. Учение выявило ряд серьезных, а главное, совершенно неожиданных недостатков. Например, оказалось, что хотя весь полк укомплектовали моряками, большинство из них не умело ходить, а тем более бегать по кораблю, двигаться по трапам и сходням, производить посадку в баркас на волне. Более того, многие не умели плавать и боялись воды. Среди последних, как ни странно, оказались не только матросы, но и офицеры.
Не лучше обстояло дело и с огневой подготовкой, умением пользоваться своим оружием. Вновь сформированному полку явно не хватало организации и дисциплины. Тренировка не обошлась без жертв: баркас эсминца "Фрунзе" захлестнуло волной, и из 22 находившихся там человек удалось спасти только троих: нагруженные всевозможной амуницией и запасами, люди, попав в воду, сразу камнем шли на дно вне зависимости от умения плавать. Явная неподготовленность полка к высадке послужила главной причиной переноса сроков проведения операции.
П.В. Харичев был отстранен, и при выходе в десант, полк возглавлял ВРИО командира полка капитан Кузьма Мефодиевич Корень.
На тот момент в трех стрелковых батальонах и минометном дивизионе насчитывалось 1617 человек. Из них 180 - коммунисты. Командиром полка, уже на переходе, был утвержден капитан К.М. Корень, военкомом - батальонный комиссар И.А. Слесарев из политуправления флота. Перед посадкой на корабли в состав полка прибыл еще один отряд моряков.
Описание десанта на Григорьевку под Одессой - это тема отдельного исследования. Вкратце, ситуация была следующей:
В состав сил высадки вошли:
-крейсер "Красный Кавказ" (командир капитан 2-го ранга А. М. Гущин), который принял основной состав полка (996 бойцов и командиров, девять минометов, боезапас и продовольствие), погрузка велась 9 баркасами и продолжалась 35 минут.
-крейсер "Красный Крым" (командир капитан 2-го ранга А. И. Зубков); который с помощью пяти моторных баркасов принял 721 человек, боезапас и продовольствие. Приемка продолжалась 1 час 13 минут.
-дивизион эскадренных миноносцев под командованием капитана 2-го ранга Б.А. Пермского. На эсминцы "Безупречный" и "Бойкий" приняли по одной роте (105 и 124 человека). Всего: 1946 человек.
Из сил ООРа создали отряд высадочных средств - канонерская лодка "Красная Грузия", буксир "Алупка", 22 катера и 10 баркасов. Отряд высадки возглавлял командир бригады крейсеров С.Г. Горшков (тот самый, будущий министр обороны СССР), которому только что было присвоено звание контр-адмирала.
21 сентября 1941 г. 3-й полк морской пехоты был погружен на корабли в бухте Казачья, и рано утром 22 сентября высадился в тылу восточной группировки румынских войск, осаждавших Одессу (район д. Григорьевка).
В районе высадки, намеченной вблизи приморского села Григорьевка, к десантным кораблям должны были присоединиться корабли ООР. Они предназначались для ускорения перевозки на берег десантников и их боевого имущества. В этих же целях корабли десантного отряда имели на борту добавочные легкие катера и моторные баркасы. Воздушное прикрытие десанта возлагалось на авиационный полк Одесского оборонительного района.
И, вот тут-то, как раз накануне проведения операции, произошел сбой. 21 сентября 1941 г. авиация противника в районе Тендровской косы атаковала и потопила старую канонерскую лодку "Красная Армения". Эсминец "Фрунзе", на борту которого, находился командующий десантной операцией, адмирал Л.А. Владимирский, и штаб операции, попытался оказать помощь тонущему кораблю, но сам попал под удар авиации, и был потоплен. Был потоплен и буксир "СП-8", прибывший на помощь канонерке. Причина гибели кораблей вполне очевидна: недостаточное зенитное вооружение: канлодка имела один зенитный пулемет, буксир - два, старый эсминец так же имел достаточного зенитного вооружения (две старых короткоствольных 76-мм пушки) и, потому оказать помощь он, реально, не мог. Но попытался. Стоило ли это делать? Сложно сказать. Не всегда целесообразность совпадает с требованиями морали. В числе нескольких десятков погибших был и замначштаба ООР капитан 1 ранга С.Н. Иванов, доставлявший документы по операции в Одессу, документы, находившиеся в его портфеле, были утрачены. Все это происходило уже после того, как из Севастополя вышли, взяв курс на Одессу, крейсера и эсминцы с батальонами 3-го Черноморского полка, назначенного в десант. И, тем не менее, операция прошла почти успешно.
Почти потому, что в ходе операции флот, действовавший без достаточного прикрытия с воздуха, понес потери. Безусловно, в условиях десанта оптимально было бы высадить 3-й полк морской пехоты с полковой, зенитной и, частично, дивизионной артиллерией. Это позволило бы сократить время поддержки корабельной артиллерией (но не исключить ее полностью) но...
Командующий ЧФ для оснащения 3-го полка морской пехоты артиллерии не выделил, ни полковой, ни зенитной (которой на ЧФ было в избытке), ни, тем более, дивизионной (которой на флоте почти не было). Так что критика в адрес разработчиков операции беспочвенна. Тем более, что цель операции была достигнута. Правда, в командовании полка вновь произошли изменения. Капитан Корень отстраняется от командования полком, и на его место назначается зам. командира одной из одесских дивизий, подполковник В.Н. Затылкин.
В составе полка в Севастополь из Одессы вернулось комначсостава - 104 человека, младшего начсостава - 169 человек, рядового состава - 1381 человек (всего 1654 человека). И, вроде бы не понес больших потерь, если не учитывать тот факт, что в него, в Одессе было влито более 600 человек пополнения.
В Севастополе полк был пополнен (по состоянию на 30.10.1941 г. числится 1976 человек в трех стрелковых батальонах), в его составе создана полковая батарея 76-мм орудий. В основном в его состав вливали моряков, возвращающихся их "армейских" частей Приморской армии. В разведсводке немецкой 132-й ПД за 18.11.1941 г. указано, что 3-й морской полк после Одессы был пополнен выпускниками военно-морского училища.
Комсостав полка на тот момент:
-командир полка подполковник В.И. Затылкин.
-военком ст. политрук Малышев Яков Петрович
-НШ полка интендант 3-го ранга Афанасьев Константин Михайлович
начальник связи: военниженер 3 ранга Аджемян Яков Карпович
Командиры батальонов:
1-й батальон л-т Шевченко Александр Степанович
2-й батальон ст. л-т Игнатьев Яков Игнатьевич,
3-й батальон ст. л-т Торбан Семен Абрамович
Командир полковой батареи л-т Роменский Михаил Маркович (убит 7.11.1941 г.)
30.10.1941 г. полк был направлен на строительство рубежей в 3-й сектор обороны (1-й подсектор). Из приказа штаба сухопутной обороны ГВМБ от 30.10.41г.: "…3-й ПМП - оборонять рубеж Черкез-Кермен, Заланкой, х. Кефели, высота 142,43".
Линия обороны очерчена, но, судя по всему, полк действовал не единым формированием, а разрозненно, побатальонно.
Из воспоминаний В.Е. Гришкина: "Защищать Севастополь мы вместе с В. Дзюба, Г. Бережным, и Баймухамедовым прибыли в качестве добровольцев из Ейского ВМАУ им. Сталина. Во флотском экипаже, нас по личной просьбе зачислили в 6-ю роту 3-го морского десантного полка, который 22 сентября высадился в районе Григорьевки под Одессой. До 15 октября участвовал в обороне Одессы, а затем снова был направлен в Севастополь. Я был в 6-й роте 2-го батальона 3-го полка, который до моего ранения 29 декабря 194г. находился в районе Мекензиевых гор. Командиром 6-й роты был ст. л-т Лозицкий, военкомом политрук Кайзерман, впоследствии убитый". В обороне Севастополя этот полк использовался как обычное стрелковое подразделение.
В истории этого полка есть одна загадка: в полку отмечены потери 01 и 02 ноября 1941 г. В допросах пленных указывается, что 2-й батальон полка был выдвинут вперед по Симферопольскому шоссе, но, затем был отведен назад. Есть в немецких допросах и другая любопытная информация.
Из допросов пленных (немецкий 54-й корпус): "3 пленных из 3-го морского полка. Пленены 07 ноября. Этот полк находился 1 и 3 батальонами на охране дороги Бахчисарай-Севастополь, 2-й батальон левее в резерве. 3-й батальон 02.11.1941 г. получил приказ выдвинуться вперед. В 5 км от Бахчисарая полк понес тяжелые потери. При отступлении в Севастополь в полк было влито подкрепление: то ли часть разбитого подразделения, то ли вновь сформированное, пленный не знает. Ранее это подразделение находилось в районе Шули. Отступая со своим подразделением на юг, пленные свернули на восток, и попали в плен".
По документам и воспоминаниям, получается следующая картинка: два батальона полка, 1-й (командир ст. л-т А.С. Шевченко) и 3-й (командир ст. л-т Торбан С.А.), не имея связи друг с другом, действовали в районе Дуванкой-Заланкой, второй батальон этого полка (командир ст. л-т Я.И. Игнатьев) находился в районе 3 км западнее х. Мекензия. 1-й и 3-й батальоны полка с 01.11.1941 г. были задействованы в достройке Дуванкойского (1-й батальон) и Черекез-Керменского (3-й батальон) узлов сопротивления.
Из приказа по немецкой 11-й армии, подписанного в 19:00 04.11.1941 г.:
"Приказ по армии на 05.11.1941 г.
Противник жестко обороняется в районе Бельбека. 95-я стрелковая дивизия и части 25-й дивизии перед Улу-Сала прорываются на юг. Возможно дальнейшее продвижение через Ени-Сала, Ай-Тодор на Шули. Юго-восточнее д. Бешуй слабое сопротивление противника. Алушта захвачена боевой группой 124-го полка после короткой борьбы. Перед 22-й ПД и правым флангом румынского корпуса слабые группы противника. Полевые позиции 10 км восточнее Ново-Михайловки прорваны 42-м корпусом. Мощное корабельное соединение сосредоточено в Севастополе. Активное движение кораблей противника южнее Судака.
Расположение частей армии неизменно
Задачи: 54-й АК преодолевает позицию Бельбек, немедленно нанося удар через горы в районе Мекензия -Эли-Бурун, прорываясь в долину р. Черная и в район высот около Комаров. Усиление правого фланга отдельными частями ХХХ корпуса. Бригада Циглера сразу после прорыва через Ени-Сала движется на Алупку - перекресток дорог у д. Байдары и далее на Севастополь. Левый фланг корпуса моторизованными частями достигает д. Шули перехватывая пути отступления 25-й и 95-й дивизиям на Севастополь. ХХХ корпус зачищает район дороги Албат-Ливадия от противника и, как можно быстрее движется силами одной дивизии с намерением занять позиции на левом фланге LIV корпуса. Время, силы, маршрут донести. ...."
П.А. Моргунов в своей книге "Героический Севастополь" пишет: "В ходе дневных боев 4 ноября ... Особенно упорные бои происходили в районе Дуванкойского узла обороны. Наращивая силы, противник к ве¬черу вынудил некоторые подразделения 3-го полка морской пе¬хоты отойти на новый рубеж, проходивший через селения Орта-Кесек, Биюк-Отаркой и выс. 65,8. Враг захватил высоты 134, 3 и 142,8" .
Вечером 04.11.1941 г. 2-й батальон 3-го морского полка был выдвинут вперед, на указанную позицию, однако, установить локтевую связь ни с соседом слева, ни с соседом справа установить не удалось. Т.е. полк действовал тремя разрозненными подразделениями: в районе Дуванкой 1-й батальон, восточнее Дуванкоя-Заланкой 3-й батальон, и в районе между Заланкоем и дорогой на Черекез- Кермен – 2-й батальон.
Из данных отдела 1С (разведка) штаба 50-й ПД: "121-й полк 50-й пехотной дивизии 05.11.1941 г. захватил 131 пленных восточнее д. Дуванкой. Большинство из них относились к 7-й роте 3-го морского полка (87 человек). По приказу политрука Лысенко они двигались под огнем к расположению немецких войск. Политрук остался и в плен не попал. Этот 3-й морской полк 01.11.1941 г. был выдвинут из Севастополя в район станции Бельбек". Действительно, политруком 7-й роты 3-го полка морской пехоты числится политрук Лысенко.
В 17 час. 35 мин. 05 ноября генералом Петровым было отдано следующее боевое распоряжение:
"1. Противник группирует силы в районе г. Кая-Баш - Заланкой, подготавливая удар на Черкез-Кермен.
Приказываю: командиру 3 полка морской пехоты подполковнику Затылкину с получением сего немедленно 19 бмп занять и оборонять рубеж к северу от Черкез-Кермен (от левого фланга 2/ 3 мор. полка) до г. Яйла-Баш (в. 131,55) и далее до в. 83,6 - не допустить выхода частей противника в район Черкез-Кермен.
О выступлении батальона и занятии рубежа обороны донести.
Долину Дуванкой оборонять 18 бмп, подчинив его командиру Дацишину".
Далее в боевом распоряжении, отданном генералом Петровым в 19 час. 05 ноября, дополнительно было приказано 2-му Перекопскому батальону занять оборонительный рубеж Черкез-Кермен - гора Яйла-Баш левее 2-го батальона 3-го полка морской пехоты.
По факту, в районе Дуванкой - Черекез-Кермен действовали пять разрозненных отрядов. Все три батальона полка действовали отдельно, и это было связано с тем, что изначально, они не были подчинены единому командиру, а передавались разным командирам в подчинение. Попытка передать все управление в руки подполковника В.Н. Затылкина оказалась безуспешной, т.к. связь с батальонами была потеряна.
Из книги Г.И. Ванеева "Севастополь 1941-1942 г. Хроника героической обороны": "06.11.1941 г. Противник значительно расширил фронт атаки. Почти одновременно крупные его силы, сосредоточенные в д. Биюк-Сюрень, при поддержке Артиллерийского и минометного огня устремились по направлению к д. Черкез-Кермен на позиции 3-го полка морской пехоты. Второй батальон (командир старший лейтенант Я.И. Игнатьев) этого полка не сдержал на¬тиска немецко-фашистских войск и отошел. Противник захватил Черкез-Кермен и высоту Ташлык юго-западнее этого населенного пункта".
Из немецкого приказа по 11-й армии: "Приказ от 06.11.1941 г. 18:40 с задачами на 07.11.1941 г.
Противник перед 54-м корпусом оказывает жесткое сопротивление, корпус ведет наступление при ужаснейшем состоянии дорог. Острие наступления достигло: 132-я ПД - высота 269,0 (3,5 км южнее Мекензия), 50-я ПД - высота 473,4 (5,5 км юго-восточнее Мекензия) и 412,2 (3,5 км южнее Юхары-Каралез..."
Несмотря на отсутствие управления и разобщенность, советские части оказывали упорное сопротивление. В ходе боев 03-07 ноября 1941 г. 3-й полк понес тяжелые потери. В этих боях 07.11.1941 г. погиб командир 1-го батальона ст. л-т Александр Семенович Шевченко. Общие потери 3-го полка морской пехоты составили 64 человека комначсостава, 130 человек младшего комсостава, 930 рядовых. Общая численность потерь 1124 человека.
Далее, полк практически расформировывается, затем, он создается заново и получает нового командира. Им становится заместитель командира 157-й стрелковой дивизии полковник Сергей Родионович Гусаров. Правда, с этого момента, советские данные по полку почти полностью отсутствуют.
Из немецких документов по работе с пленными: "Лейтенант, русский с Урала перебежал 17.11. у Дуванкоя. Он был до 12.11. в составе 3-го морского полка, 1-й батальон. Остатки его подразделения были приданы 18-му батальону морской пехоты для его усиления. Батальон располагается в 2 км западнее Дуванкоя" (донесение по пленным 132-й ПД).
Далее, из документов немецкого 54-го корпуса: "3-й полк морской пехоты направлен на оборону Севастополя. 2-й и 3-й батальоны 3-го полка с 21.11.1941 г. направлены в район хутора Мекензия, 1-й батальон находится в районе Дуванкой. С 21.11.1941 г. 1-й батальон был переброшен к 2-му Перекопскому отряду, и подчинен ему".
Получается очень интересная картина: весь "старый" личный состав 3-го полка морской пехоты передается во 2-й Перекопский отряд (батальон) моряков, и отряд становится 2-м Перекопским полком (командир полка майор И.И. Кулагин). При этом на некоторое время бывший командир 3-го батальона 3-го полка морской
пехоты старший лейтенант Семен Абрамович Торбан становится командиром 3-го батальона 2-го Перекопского полка, командир второго батальона ст. л-т Я.И. Игнатьев становится командиром 2-го батальона в Перекопском полку. После второго штурма, эти два офицера возвращаются в свой полк.
1-й батальон 21.11.1941 г. расформировывается, а его личный состав распределяется для пополнения трех батальонов 2-го Перекопского полка. Изучая списки личного состава, я столкнулся с тем, что у некоторых бойцов и командиров в качестве места службы стоит несуществующее подразделение: "3-й Перекопский полк", это как раз связано с тем, что остатки 3-го полка влили во 2-й Перекопский отряд.
Но, после передачи личного состава во 2-й Перекопский полк, 3-й Черноморский полк морской пехоты не прекращает своего существования. 2-й и 3-й батальоны 3-го морского полка в период 07-09 ноября были переформированы. 21-го числа был создан заново и 1-й батальон. 22-го числа он занял позиции в районе дороги на хутор Мекензия.
Командирами батальонов были назначены:
ст. л-т Михайлов Борис Павлович,
ст. л-т Алексеев Алексей Николаевич,
ст. л-т Волков Иван Петрович;
начальник разведки л-т Плясов Василий Александрович;
начальник связи полка Самойлов Трофим Евдокимович;
Второй батальон занял позиции между дорогой и высотой Читаретир, в седловине. Третий батальон занял позиции в резерве, в районе верховий южного отрога Мартынова оврага.
В этом отношении очень интересны протоколы допроса немцами трех пленных офицеров из 3-го полка морской пехоты. "Лейтенант Борисенко, 1903 г.р., из Киева, рабочий, беспартийный, украинец, офицер резерва. Назначен командиром 2-й роты 1 батальона 3 полка МП., лейтенант Неручев, 1904 г.р., из Симферополя, беспартийный, русский, рыбак, офицер-резервист, командир 1-й роты 1-го батальона 3-го полка, лейтенант Гричихов Александр Павлович, 1908 г.р. из Киева, кадровый офицер. Все трое перебежали на рассвете 24.11.1941 г. в районе хутора Мекензия. Из показаний офицеров следует, что:
"3-й полк морской пехоты был переформирован в Севастополе 20.10.1941 г. 24.10. 1941 г. полк 1-м и 3-м батальонами занял позиции районе Дуванкой и Отаркой. 05.11.1941 г. они были переброшены к хутору Мекензия. 3-й батальон оставался под Дуванкоем до 09.11.1941 г. и был разгромлен, после чего оттянут к Мекензия. 3-й и 2-й батальоны 3-го морского полка были влиты в состав Перекопского отряда и был создан 2-й Перекопский полк. Так же в него были влиты бойцы из 69-го артиллерийского полка 25-й дивизии (Чапаевской), оставшиеся без орудий. Полк понес потери, в нем осталось около 100 человек и ни одного орудия. Общий состав роты после переформирования 170 человек во взводах 56-60 человек. В каждой роте 2-3 офицера и политрук. В последнее время 2 политрука. Политруки имеют задачу расстреливать перебежчиков. Вооружение - винтовки 1894-1914 года изготовления. Каждая рота имеет 3 ручных пулемета и 2-3 станковых. К 23.11.1941 г. в ротах оставались 1-2 ручных и 1 станковый пулемет. Кроме этого были 3 легких миномета. В 1-м батальоне были 2 тяжелых миномета 4 легких. Своей артиллерии полк не имел, и ему были приданы из дивизионной артиллерии батарея 76-мм пушек и батарея 107-мм" (скорее всего, батарея 265 Богдановского артполка). Далее из того же документа: "Расположение полка: на левом фланге находится 1-й батальон с 1 и 2 пульротами. Просека перед 1-й ротой минирована на протяжении 500 м. На правом фланге 2-й батальон 2-го Перекопского полка, правее 3-й батальон этого же полка (бывший 2-й батальон 3-го морского полка). Далее находятся позиции 54-го полка. Между левым флангом полка брешь 1,5 км и далее позиции 162 полка (?)...". По советским документам В.А. Неручев числится старшим сержантом в комендантском взводе, пропал без вести 27.11.1941 г. Борисенко Н.С. по одним документам числится дезертировавшим, но 23.03 42 он находится в Москве. Возможно, он сумел вернуться, или был заброшен обратно немцами. Ситуация нуждается в уточнении. По третьей фамилии идут разночения, но 27.11.1941 г. в числе пропавших без вести числится старший политрук (лейтенант) Гречиха Александр Павлович.
Возникает вопрос: а почему сразу три офицера перебежали к противнику? И, почему, так мало сведений о 3-м полке, ведь он стоял на очень ответственном участке?
Отчасти ответ удалось найти в разведсводке 132-й дивизии N97: "1. Большая часть 3-го морского полка
состоит из штрафников и заключенных Севастопольской и Симферопольской тюрем, освобожденных по особому распоряжению...". Данные дублируются в допросе пленного интенданта 2-го ранга Анны Васильевны Герман, которая уточняет, что этот приказ был подписан 14.11.1941 г. Эта информация многое объясняет. Отчасти она объясняет и жесткие порядки, царившие в полку. По сути, с 07.11.1941 г. это был уже не полк морской пехоты, это был штрафной полк.
Практически всю оборону этот полк занимал одни и те же позиции: он находился в районе дороги на хутор Мекензия. Все это время полк входил в состав 25-й Чапаевской дивизии. До 09.03.1942г. он числился в ее составе, после числился переданным в оперативное подчинение.
Приказ командующего Черноморским флотом N 13/11-ПОХ гласил: "Разъясняю, что все части Черноморского флота, организованные в отдельные бригады, полки, от¬ряды, батальоны морской пехоты, приданы в состав При¬морской армии. Всеми этими морскими частями, равно всеми сухо¬путными войсками, обороняющими Севастополь, органи¬зованными в единый орган - Приморскую армию, непо¬средственно командует мой заместитель по сухопутным войскам командующий Приморской армии генерал-майор Петров".
Во время 2-го штурма, в декабре 1942 г. полк вновь понес тяжелые потери, вышли из строя все командиры рот, три командира рот были убиты. К февралю полк был восстановлен в составе 3-х батальонов.
Командир полка - полковник Гусаров Сергей Родионович.
Военком полка - батальонный комиссар Шаринов Борис Львович.
Полк был 3-х батальонного состава. В каждом батальоне числилось три стрелковых роты, пульрота, рота боевого обеспечения, минометная батарея
В ходе наступления 27.02.1942 г. полк 2-м и 3-м батальонами наступал на х. Мекензия, и понес потери. Полк пополнен до штатного состава перед 3-м штурмом.
По состоянию на начало 3 -го штурма полк имеет в своем составе 1973 человека, в составе 3 -х батальонов, батарею полковых орудий, части боевого обеспечения.
Во время 3-го штурма часть полка (численностью около 300 человек) была окружена на Инкерманских высотах, и достаточно долго оказывала сопротивление. К 28 июня 1942 г. в составе полка из 2,5 тыс. бойцов осталось 450 человек, полк поддерживала батарея 99 ГАП ст. л-та Скрябина. Если верить немецкому протоколу допроса л-та Л. Стратеенко последние дни Севастопольской обороны стали особенно трудными для этого подразделения. "Пленный Стратеенко Леонид, 25-я дивизия (Чапаевская), пленен 30.06.1942 г. в Килен-балке (ориентир 1632), украинец, 19 лет, кадровый офицер, офицер связи, 3-й полк
морской пехоты. Штаб полка в ночь на 30.06.1942 г. находился в штольнях Шампанстрроя. По состоянию на 29.06.1942 г. 3-й морской полк фактически был распущен. Приблизительно 200 человек, включая остатки 1, 2 и 3 батальонов, не считая мелких групп, под командованием капитана начали отступление. Они рассчитывали выйти в район Панорамы в Севастополе и затем эвакуироваться в Камышевую бухту. Одна группа, около 150 человек, во главе с полковником Гусаровым, закрылись в штольнях, имея 2 крупнокалиберных пулемета, большое количество ПТР и автоматического оружия с намерением сражаться до конца.
За день до этого, 28.06.1942 г., полковник Гусаров приказал расстрелять 50 человек, за отказ вкатывать гаубицы в штольни. В штольнях находится около 2000 гражданских лиц, и огромное количество раненых. Многие раненые не в состоянии передвигаться. В ночь на 30.06.1942 г. штаб 25-й дивизии из штолен ушел, предположительно во Флотский экипаж".
Е.И. Жидилов так описывает гибель командира 3-го морполка: "В арьергарде защитников Севастополя мы медленно отходили к городу. К нам присоединяются подразделения морского полка полковника Гусарова. Они стойко обороняли высоту 171,0. И только когда от полка осталось не более роты, моряки отошли и скрылись в балке. Вместе с Гусаровым мы начинали бои под Севастополем в ноябре на Мекензиевых горах, и вот снова с ним встретились в последний день обороны - в балке Делегарди. Гусаров, узнав меня, молча жмет руку, качает головой. Мы идем в суровом молчании, с автоматами в руках. То и дело останавливаемся на короткое время, чтобы отбиться от наседающих фашистов, и снова идем. Нас преследуют танки врага. Они медленно, осторожно ползут по холмистой местности, стреляя из пушек. Полковник Гусаров, который все время шел рядом со мной, вдруг останавливается и медленно валится на бок. Подхватываю его, осторожно опускаю на землю. Он не дышит. Осколок сразил его насмерть. Обнажив головы, склоняемся над бездыханным телом. Погиб еще один из героев, с именем которого была связана семимесячная эпопея ожесточенной борьбы за Севастополь. Морской полк Гусарова неоднократно отмечался в сводках верховного командования. Мы осторожно положили тело товарища на проходившую мимо грузовую машину и продолжили свой тяжкий путь".
Командир одного из дивизионов 99 ГАП З. Олейник тоже видел гибель командира этого полка, и тоже пишет, что он скончался у него на руках, но обстоятельства и место дает другие. В общей сложности 5 человек видели его гибель, но все дают разное место и ситуацию.
В районе 35-й береговой батареи были найдены останки убитого бойца 3-го полка морской пехоты, севастопольца, который как величайшую драгоценность хранил справку о снятии судимости. К сожалению, его фамилию прочесть не удалось - документ был сильно испорчен.
Оглядываясь назад, на историю 3-го полка морской пехоты, можно сделать однозначный вывод: полк, изначально созданный для десанта, в Севастополе превратился в штрафную стрелковую часть. А как сложилась судьба людей, перешедших во 2-й Перекопский полк?
Коротко рассмотрим и его историю. 2-й Перекопский полк был создан 12.11.1941 г. на базе 2-го Перекопского отряда моряков, бывшего батальона 7-й бригады морской пехоты (командир отряда майор Кулагин Иван Иванович, сменивший майора Кирсанова). Начальником штаба стал майор Толстиков Николай Михайлович (П.А. Моргунов в своей книге называет его ст. политруком, что неверно). Первоначально, полк имел два батальона. Первый за счет 2-го Перекопского отряда (командир - интендант 3-го ранга Татур Михаил Аронович), второй за счет коммунистического отряда рабочих г. Севастополя (командир Гвардианов Павел Савич, без звания, затем старший лейтенант, убит 22.12.1941 г.).
В воспоминаниях Г. Бидермана (ветеран немецкой 132-й ПД) эти события описаны так: "Неожиданно и беззвучно из темноты хлынули волны вражеских солдат. Против нас была сосредоточена отборная советская морская пехота, а ее ряды были укреплены рабочими отрядами, призванными с заводов и доков Севастополя. Они атаковали нас со стороны густого подлеска перед Мекензи с хриплыми криками "Ура!". Кинувшись к своим орудиям, мы из атаковавших превратились в защищающихся и были готовы так же яростно оборонять свои позиции, как несколько дней назад это делали русские на этих же высотах. Мы открыли в упор по атакующим огонь фугасными снарядами. Грохот боя заглушал крики советских солдат; лихорадочное перезаряжение орудий скрывало ужас, который охватил наши ряды. Рядом тяжелый пулемет прогонял через подающий лоток одну за другой ленты блестящих патронов, бесконечным потоком выбрасывая гильзы из горячего приемника. В 50 метрах перед нашими окопами на каменистой почве стали рваться мины, - это стоявшие позади нас минометные расчеты попытались ослабить навалившиеся на нас волны атакующих. Наступление замедлилось перед нашими окопами. Открытое пространство перед нами было усеяно черными силуэтами убитых и умирающих. Сквозь звон в ушах от близкой стрельбы из сотен стволов можно было различить только крики раненых. Предрассветный воздух оставался тяжелым и почти удушающим от горького порохового дыма, и сквозь дым и пыль с трудом можно было разглядеть очертания раненых вражеских солдат, бившихся в агонии перед нашими позициями.
Спустя несколько минут мы подверглись еще одной атаке, и поднявшееся над горизонтом солнце обнажило весь ужас картины поля боя. Движимые ненавистью и жаждой крови, подогретые щедрой дозой водки, русские, шатаясь, шли впереди угрожающе размахивавших пистолетами комиссаров, их громкие крики "Ура!" опять пропали в оглушительном грохоте взрывающихся снарядов. Сквозь этот рев я услышал крик пулеметчика: "Я просто не могу все время убивать!" Он неотрывно нажимал на спуск, посылая потоки пуль из дымящегося ствола "MG" в массы атакующих. Наши снаряды от ПТО порождали бреши в рядах. Эта атака остановилась в каких-нибудь 50 метрах от ствола нашего орудия".
В результате боев в районе дороги на хутор Мекензия 13-23.11.1942 г. 2-й Перекопский полк (командир -майор И.И. Кулагин) понес потери и был сведен в один батальон. Однако к этому моменту в его состав влили остатки 3-го полка. Во время 2-го штурма и в ходе январского наступления большая часть личного состава вышла из строя. По данным документов 24-й ПД, часть полка очень долго сражалась в окружении. В декабре погибли все командиры батальонов, в начале января погибли командир полка и его начальник штаба. 10 января 1942 г. командиром полка назначается майор Таран Николай Николаевич, бывший командир 2-го Черноморского полка морской пехоты, расформированного за малочисленностью личного состава.
По состоянию на 20 февраля 1942 г. в полку два батальона, формируется третий (всего 8 стрелковых рот, две пулеметных роты, одна минометная). После неудачного наступления 27.02.1942 г. в полку остается один батальон (командир капитан А.Н. Смердинский, НШ капитан Д.С. Гусак), начато формирование 2-го батальона, который был частично сформирован к началу 3-го штурма. Его командиром числится капитан Татур М.А. В ходе 3-го штурма 2-й Перекопский полк был практически полностью уничтожен, однако 18.06.1942 г. он был вновь пополнен за счет личного состава 138-й бригады. На завершающем этапе вел бой на корабельной стороне, в районе Малахова кургана. Командир полка Н.Н. Таран попал в плен, освобожден в 1945-м, отправлен в советские офицерские лагеря, вскоре освобожден, вернулся на Черноморский флот.
2-й Перекопский полк не следует путать со 2-м Черноморским полком морской пехоты, расформированным в январе 1942 г. Полк был сформирован из личного состава Тендровского боевого участка в октябре 1941 г. К 28 октября 1941 г. на боевых кораблях был полностью переброшен в Севастополь, заняв оборону во 2 секторе обороны. 1-й батальон полка (командир капитан А.А. Бондаренко) в боях за д. Шули 05-15 ноября 1941 г. понес потери. В ходе второго штурма в боях за г. Гасфорта полк вел тяжелейшие бои с немецкими и румынскими частями. Остатки полка были назначены во второй эшелон Евпаторийского десанта, высадка которого была огтменена. После этого остатки 2 Черноморского полка морской пехоты были влиты в состав 7-й бригады морской пехоты, а командиры его батальонов капитаны А.А. Бондаренко и Ф.И. Запорожченко, воевавшие еще на Кинбурне, стали командирами батальонов в 7-й бригаде. Командир 2-го Черноморского полка МП майор Н.Н. Таран был назначен командиром 2-го Перекопского полка.
Все части морской пехоты, сражавшиеся в Севастополе, во время обороны, фактически, являлись обычной пехотой, которая была сначала ополчением, но со временем был приобретен боевой опыт, доставшийся ценой больших потерь.

Источник:
Неменко Александр Валериевич. Морская пехота Чф (Ополчение? Штрафбат? Спецназ?): http://samlib.ru/n/nemenko_a_w/morperhota.shtml .

ПОДЧИНЕНИЕ:
на 03.09.1941 - Отдельные армии - Приморская армия* - 25 сд**, 3 Черноморский полк морской пехоты;
на 01.10.1941 - Отдельные армии - Приморская армия – 25 сд, 3 Черноморский полк морской пехоты;
на 01.11.1941 - Войска Крыма - Приморская армия - 25 сд - 3 Черноморский полк;
на 01.12.1941 - Отдельные армии - Приморская армия - 25 сд - 3 Черноморский полк;
на 01.01.1942 - Кавказский фронт - Приморская армия - 25 сд - 3 Черноморский полк;
на 01.02.1942 - Крымский фронт - Приморская армия - 25 сд - 3 Черноморский полк;
на 01.03.1942 - Крымский фронт - Приморская армия - 25 сд - 3 Черноморский полк;
с 09.03.1942 - оперативное подчинение (очевидно, Приморской армии);
на 01.04.1942- Крымский фронт - Приморская армия?
на 01.05.1942 - Отдельные армии - Приморская армия (в подчинении главкома северокавказского направления) - 3 осп морской пехоты;
на 01.06.1942 -?
29.06.1942 распущен (расформирован).
*Приморская армия первого формирования (19 июля 1941 - 28 июля 1942) (с 19 августа 1941 года — Отдельная Приморская армия).
**25-я стрелковая Чапаевская ордена Ленина Краснознамённая дивизия (1 формирование)
Источник:
http://bdsa.ru/%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D1%81%D0%BA-(%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D1%81%D1%8F%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B9) .
Номер воинской части: 0
Полевая почта №: 0
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Нина

Фронтовики, служившие в подразделении:

Мисюра Иван Петрович
0.0.1921
краснофлотец

Дата и время создания карточки:

2017-07-20 02:25:51
Дата и время последнего изменения: 2017-07-20 02:25:51
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.