Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
139895
12909
7043
50449
0

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): 38-я гвардейская танковая бригада (38-я отдельная гвардейская тяжелая танковая Гданьская Краснознаменная бригада)
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 23.10.1943 г. - 10.06.1945 г.
Период вхождения в действующую армию: см. "Фотоальбомы"
Последующие переименования: с 12.02.1945 г. переформирована в 38-ю гв. тяжелую танковую бригаду
Дополнительная информация: Приказом НКО № 306 от 23 октября 1943 г. 180-я танковая бригада преобразована
в 38-ю гвардейскую танковую бригаду.

Командный состав бригады:

Командир бригады:
23.10.1943 - 10.06.1945 КОНОВАЛОВ Фёдор Иванович, полковник
Начальники штаба бригады:
23.10.1943 - 00.02.1944 ИЗМАЙЛОВ Смен Николаевич, подполковник
00.02.1944 - 00.03.1945 ГЕРАСИМЕНКО Михаил Андреевич, подполковник
00.03.1945 - 00.04.1945 БЕЗВИДНЫЙ Семен Устинович, подполковник
00.04.1945 - 10.06.1945 ЛАЗАРЕВ Михаил Васильевич, подполковник
Начальник политотдела (с июня 1943 г. он же заместитель командира по политической части):
23.10.1943 - 09.01.1944 ОГОРОДНИКОВ Фёдор Иванович, майор
09.01.1944 - 04.04.1944 АНТРОПОВ Фёдор Георгиевич, подполковник
04.04.1944 - 24.10.1944 БИРЮКОВ Иван Тимофеевич, подполковник
24.10.1944 - 06.09.1945 ЧЕРКАСОВ Александр Акимович, подполковник
Помощник начальника штаба по оперативной работе (с мая 1944): СМУРЫГИН Митрофан Андреевич, гвардии капитан.

Боевой и численный состав бригады:
01.11.1943 - 19.11.1943 переформирована по штатам №№ 010/500-010/506:
• Управление бригады (штат № 010/500)
• 1-й отд. танковый батальон (штат № 010/501)
• 2-й отд. танковый батальон (штат № 010/501)
• 3-й отд. танковый батальон (штат № 010/501)
• Моторизованный батальон автоматчиков (штат № 010/502)
• Зенитно-пулеметная рота (штат № 010/503)
• Рота управления (штат № 010/504)
• Рота технического обеспечения (штат № 010/505)
• Медсанвзвод (штат № 010/506)
Директивой ГШ КА № Орг/4/82022 от 12.02.1945 г. бригада переводится на новый тяжелый штат. Ее танковые батальоны были перевооружены тяжелыми танками ИС-2 и переформированы в 107-й, 108-й,
109-й гвардейские тяжелые танковые полки:
• Управление бригады (штат № 010/500)
• 107-й гвардейский тяжелый танковый полк (штат № 010/460) - п/п - 63270
• 108-й гвардейский тяжелый танковый полк (штат № 010/460) - п/п - 96048
• 109-й гвардейский тяжелый танковый полк (штат № 010/460) - п/п - 63271
• Разведывательная рота (штат № 010/526)
• Зенитная рота М-15 (штат № 010/527)
• Рота управления (штат № 010/504)
• Рота технического обеспечения (штат № 010/505)
• Медико-санитарный взвод (штат № 010/506)
• Стрелковое отделение отдела контрразведки «СМЕРШ» (штат № 010/516).

Из воспоминаний ветерана 38-й гв. оттбр - Кузнецова Александра Васильевича:
«... На Воронежском фронте, -
В должности помощника командира роты по технической части танков Т-70 я был направлен на Воронежский фронт. В пути наш эшелон дважды бомбили и обстреливали немецкие самолеты, прямых попаданий не было. Состав шел на большой скорости без остановок, и в первых числах августа 1942 г. я с маршевой ротой прибыл на Воронежский фронт в 180-ю отдельную тяжелую танковую бригаду, которая занимала оборону в предместье Воронежа в районе сельскохозяйственного института и деревень Подгорное, Подклетное. Мы разгрузили танки на одной из станций прифронтовой полосы и совершили марш в расположение танковой бригады, в составе которой я прослужил на разных должностях до конца войны. Бригада входила в состав резерва Главного командования и ее перебрасывали с одного фронта на другой в предвидении серьезных военных операций.
Во время движения колонны, на одном из танков роты стал отказывать двигатель, и мне приказали остаться с экипажем. Мы провозились с двигателем до вечера, привели его в порядок. Дальше двигались «на ощупь», фары включать было нельзя и только глубокой ночью прибыли в расположение батальона. До утра удалось подремать под кустом в лесочке, где сосредоточился батальон.
Утром объявили приказ о наступлении на организованную оборону противника. Танки бригады КВ, Т-70, Т-60 вытянулись в колонну, и пошли на исходный рубеж для атаки. Я ехал на броне последнего танка своей роты. Не доезжая до исходного рубежа 600-700 м, этот танк отклонился от дороги и на полной скорости влетел в пустой танковый окоп. Я перелетел через башню и упал впереди танка. Когда встал, увидел, что мой танк стоит враспор поперек окопа глубиной около 1,5 м, гусеницы буксуют на месте. Заглушив двигатель, механик открыл люк и сказал, что он не видел поворот дороги из-за пыли, поднятой идущими впереди танками. Вызволить танк из окопа нам не удалось, и он не участвовал в общей танковой атаке.
Открытое поле боя просматривалось на дальности около километра. Кое-где стояли подбитые и сгоревшие танки, видимо остались от ранее проводимых безуспешных атак наших войск. Перед атакой танков по переднему краю противника был нанесен огневой удар гвардейскими минометами «Катюша». Наши танки пошли в атаку, ведя беспорядочный огонь в сторону противника. Я, находясь в траншеях пехоты, наблюдал за танками своей роты. Противник прямой наводкой из орудий расстреливал наши танки, которые горели, не доходя до переднего края. Наша пехота залегла в окопах и в атаку за танками не шла. Атака захлебнулась. Мне пришлось передвигаться по полю боя, перебегая от одного укрытия к другому. Находясь возле одного, из ранее сгоревших танков, я услышал из-под танка: «Эй, лейтенант, ты что мотаешься по полю боя под пулями, лезь к нам под танк». Там в небольшой воронке сидели трое танкистов, один из них, как потом я узнал, был командир нашей бригады полковник Киселев. Меня спросили: «Ты кто и зачем мотаешься по полю боя?». Я доложил, что я помпотех роты, наблюдаю за танками роты. Полковник Киселев по-отечески мне посоветовал: «Не надо зря рисковать, отсюда все видно как на ладони, вот и наблюдай».
Прорыв немецкой обороны не удался. Более половины наших танков и экипажей не вернулись после боя. Когда стемнело, мне дали в помощь автоматчика из мотострелкового батальона нашей бригады, и мы с ним всю ночь лазили по полю боя, по окопам от одного разбитого танка к другому, разыскивая свои танки. В темноте было трудно ориентироваться, и я боялся только одного, чтобы не попасть случайно в немецкие окопы, они были совсем близко.
Это было мое первое боевое крещение, первый урок войны.
В последующем наша бригада заняла долговременную оборону на прежнем рубеже. Мы закопали свои танки так, что только были видны верхняя часть башни и пушка. Двигатели танков держали на прогреве, готовились к отражению атак немцев. По всей вероятности они поняли мощь нашей обороны и не пытались проводить атаки. Так мы простояли в обороне до конца зимы, готовились к весеннему наступлению, которое началось в январе - феврале 1943 г.
В весеннем наступлении советских войск на Воронежском фронте наша бригада участвовала в освобождении городов и сел Воронежской и Курской областей, в том числе Касторное, Старый Оскол, Обоянь, Прохоровка, Суджа и др. Прохоровка памятна нам тем, что там произошло одно из самых крупных танковых сражений в ходе Курской битвы. Мне Прохоровка запомнилась еще тем, что после ее освобождения 26 февраля 1943 г. меня приняли в члены ВКП(б) и в политотделе бригады вручили партийный билет.
В г. Суджа, в центре Курского выступа, бригада дислоцировалась до начала Курской битвы. С началом наступления немцев на Белгородском направлении 5 июля 1943 г. бригада совершила ночной марш (около 90 км.) и вступила в оборонительные бои в составе 1-й танковой армии, контратакуя и сдерживая наступление превосходящих сил противника. Немцы впервые применили в бою танки Т-VI «Тигры», с которыми нашим Т -34 бороться было трудно. Очень активно действовала авиация немцев. «Юнкерсы» буквально висели над нашими танками и бомбили их безнаказанно. Во время очередной бомбежки, я спрятался под танк, но осколки бомб пролетали между катками и меня оглушило. Экипаж открыл десантный люк, и я влез в танк. Там переждал налет авиации.
Наши войска несли потери и медленно отступали. За 10 дней наступления на Белгородском направлении немцы продвинулись на отдельных участках на 30-35 км. Когда у нашей бригады осталось 6 или 7 танков, её вывели из боев и отправили на формирование в Тесницкие лагеря под Тулой. Натиск немцев слабел, они тоже несли потери.
После ввода свежих сил началось наступление наших войск. Мы лишь по радио слышали победные залпы салютов за освобождение городов Белгорода, Орла, Харькова и др.
За участие в Курской битве нашей танковой бригаде было присвоено звание «Гвардия». Бригаду переименовали из 180-й в 38-ю гвардейскую отдельную танковую бригаду. Все участники боев (многие «посмертно») были награждены орденами и медалями. Я получил свою первую награду орден «Красная звезда».
На втором Прибалтийском фронте, -
После боев на Воронежском фронте 38-я гвардейская бригада получила танки Т-34, пополнилась личным составом и действовала на 2-м Прибалтийском фронте (октябрь 1943 г. – март 1944 г.). Наш батальон, усиленный самоходками СУ-122, предпринял наступление на долговременную оборону противника. Самоходные установки вели огонь по переднему краю противника. Танки пошли в атаку. Будучи помпотехом роты, я наблюдал за атакой. Отдельные танки, дойдя до переднего края, куда- то исчезали, а другие останавливались, подбитые огнем противника. На одном из танков сорвало башню, и она отлетела от танка на несколько метров, видимо взорвалась боеукладка танка от попадания в нее снаряда. Танкисты доложили о том, что впереди большой овраг и дальнейшее наступление невозможно. Командование приказало отойти на исходный рубеж. Наступление было приостановлено.
В последующем бригада была переведена на другой рубеж для развития успеха наступающих там войск. Через несколько дней после отступления противника, мне было поручено съездить на позицию нашей первой неудачной атаки и оценить там обстановку. Оказалось, что по всему переднему краю противника проходит глубокий овраг с крутыми склонами, поросшими кустарником и мелкими деревьями, по краю оврага были немецкие окопы, блиндажи, а за оврагом располагалась противотанковая артиллерия. До наступления об этом овраге наше командование не знало. На дне оврага валялись в разных направлениях несколько танков Т-34, сорвавшихся туда во время атаки. Судьба экипажей этих танков неизвестна, в танках их не было. Несколько подбитых и сгоревших наших танков стояли перед оврагом, расстрелянных немецкой артиллерией.
38-я гвардейская танковая бригада действовала успешно в наступательных операциях фронта, участвовала в освобождении городов Великие Луки, Невель и др.
В одном из освобожденных сел, мы наблюдали страшную картину зверства фашистов. Вдоль деревни на телефонных столбах висели трупы повешенных мужчин, не менее 10 человек, возможно партизаны из жителей деревни. Мы прошли через деревню маршем, преследуя отступающего противника. Похороны казненных должны были производить тыловые части, следовавшие за нами.
После потери большой части танков и личного состава в наступательных операциях, нашу бригаду вывели на очередное формирование и пополнение в район станции Кубинка, Московской области. Мы жили в лесу, землянках, вблизи Наро-Фоминского шоссе у деревни Акулово. Раза два мы побывали на нашем танковом полигоне, смотрели фильмы в старом солдатском клубе, посещали станцию Кубинка, окрестные деревни. Запомнились грязные весенние дороги и бронетранспортеры, выходящие с полигона, очевидно после испытаний.
На Карельском фронте, -
Укомплектовавшись личным составом и автотранспортом, без боевых машин, бригада погрузилась на ст. Кубинка в железнодорожный эшелон и была отправлена на Карельский фронт. В мае 1944 г. мы прибыли в заполярный город Кандалакша и разместились на его окраине в барачном поселке. Боевую технику, танки Т-34, получили от танковых подразделений, занимавших оборону в этом районе. Я был назначен на должность заместителя командира танкового батальона по технической части. Мы приводили в порядок технику, готовились к боевым действиям, которые начались лишь осенью.
Во время боев на Карельском фронте мне запомнился один эпизод. В условиях малопроходимой местности, особенно для танков (горы, болота, леса) война велась, в основном, вдоль дорог и на отдельных укрепрайонах. Сплошной линии фронта не было. Позиции противника были сильно укреплены, попытки захватить их в лоб не приводили к успеху. Фронт давно стабилизировался.
По решению командования фронта была подготовлена и предпринята дерзкая и рискованная операция - рейд в тыл врага небольшим подразделением танков нашей 38-й гвардейской танковой бригады. Из состава нашего батальона была выделена рота танков (10 машин), усиленная подразделениями мотто-стрелков и саперами бригады. Операция готовилась тщательно и в строжайшем секрете, т.к. в прифронтовой Кандалакше могли быть шпионы. Были заранее разведаны и обозначены возможные маршруты движения группы. Нам было объявлено, что рота танков идет занимать оборону на другом участке фронта. Истинные задачи и цели рейда держались в секрете, мы узнали о них, уже находясь в тылу врага.
Наша ударная группа, в которой я принимал участие, в сентябре 1944 г. перешла линию фронта между укрепленными пунктами противника по совершенно непроходимой для танков местности и обходным маневром зашла глубоко в тыл противника. Для прохода танков саперы нашли менее топкий маршрут, валили деревья, делали гати.
Рейд длился несколько дней. Продвигались медленно, ночами, с полной световой и радиомаскировкой. На болотах и речках делали гати для прохода танков, расчищали путь от валунов, каменных и лесных завалов. Зайдя на несколько десятков километров в тыл противника, наша ударная группа перерезала единственную дорогу, идущую из тыла противника к фронту, и ударила вдоль этой дороги в двух направлениях, разгромив сильно укрепленный немецкий опорный пункт на линии фронта, а также тыловые и штабные подразделения. Удар был настолько неожиданным, что противник бежал, бросая свои танки и технику. Его живую силу уничтожали наши мотострелки.
Был открыт путь для наступления основных сил нашей бригады, которая за несколько дней дошла до финской границы, не встречая организованного сопротивления и неся малые потери. Были освобождены населенные пункты Алакуртти, Коулоярви. На финскую территорию нас не пустили, т.к. Финляндия капитулировала в связи наступлением наших войск и на других участках Карельского фронта.
Все участники этого рейда были награждены орденами и медалями. Командир танковой роты лейтенант Кухаренко Н.И. был удостоен звания Героя Советского Союза. Я получил свою вторую боевую награду медаль «За отвагу».
После завершения боевых действий на Карельском фронте наша бригада в начале 1945 г. была передислоцирована в г. Осиповичи для очередного формирования. Здесь мы получили новые танки ИС-2, пополнился личный состав бригады. В состав бригады теперь уже входили тяжелые танковые полки вместо прежних батальонов. Я был назначен на должность заместителя командира танкового полка по технической части.
По завершении формирования бригада была направлена на 2-й Белорусский фронт для участия в Висло-Одерской операции.
На 2-м Белорусском фронте, -
Наша бригада участвовала в ликвидации Данцигской группировки немцев и в освобождении Гданьска (Данцига), за что ей было присвоено наименование Гданьской. За эту операцию я получил первую благодарность Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина (приказ № 319 от 30 марта1945 г.). В последующем за форсирование реки Одер и овладение городами Штрасбург, Нойбранденбург, Демин, Росток, Висмар, Виттенбург и др. и за соединение с союзными английскими войсками я получил еще две благодарности Верховного Главнокомадующего.
Встреча с союзными английскими войсками произошла в районе г. Росток на побережье Балтики. Мы остановились на окраине города в небольшом лесу. Поездки в этот город разрешались только группами на автотранспорте, запрещалось вступать в контакт с союзниками. Здесь же мы встретили День Победы 9 мая 1945г.
За участие в Висло-Одерской операции я получил свою третью боевую награду орден «Отечественная война», II степени ...»
Номер воинской части: 0
Полевая почта №: 0
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Сергей Могилат

Фронтовики, служившие в подразделении:

ГОЛОВЧЕНКО ПЕТР ИВАНОВИЧ
0.0.1905
КРАСНОАРМЕЕЦ
Дроздов Николай Григорьевич
0.0.1917
Гвардии инженер-капитан
Иванов Василий Родионович
0.0.1918
гвардии старший сержант
Иванов Герман Алексеевич
0.0.1914
гвардии старший сержант
Коряжнов Сергей Александрович
0.0.1921
гвардии лейтенант
Могилат Григорий Терентьевич
13.6.1923
Старший сержант/полковник (в отставке).
Ревенков Василий Яковлевич
15.3.1915
гвардии капитан
Сухов Фёдор Сергеевич
0.0.1913
гвардии старший сержант

Дата и время создания карточки:

2017-03-28 07:39:32
Дата и время последнего изменения: 2018-01-12 06:49:25
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.