Сайт открытый - регистрация необходима только при добавлении информации.

Авторизация
Логин (e-mail):

Пароль:

запомнить



Зарегистрироваться
Забыли пароль?


Организации
Приглашаем к сотрудничеству все организации, которые активно участвуют в сохранении памяти о Великой Отечественной войне. Компании, присоединившиеся к проекту
Статистика
114887
11445
6514
42912
1

Наши баннеры
Мы будем благодарны, если Вы разместите баннеры нашего портала на своем сайте.
Посмотреть наши баннеры







© 2009 Герасимук Д.П.
© 2009 ПОБЕДА 1945. Никто не забыт - Ничто не забыто!
Свидетельство о регистрации СМИ: Эл № ФС77-36997


© Некоммерческое партнёрство "Историко-патриотичекий Клуб "ПатриоТ-34"
Свидетнльство о госрегистрации НО
Свидетельство о внесении записи в ЕГРЮЛ
Регистрация Поиск Фронтовика Поиск подразделения Помощь О проекте

Карточка подразделения

Наименование части (воинского подразделения): 376 стрелковый Краснознаменный Минский орденов Суворова 3-й степени и Александра Невского полк 220-й стрелковой Оршанской Краснознамённой ордена Суворова 2-й степени дивизии
Страна (в военный период): СССР
Период существования: 04.1941-09.1945
Период вхождения в действующую армию: 21.07.1941-01.04.1945; 21.04.1945-11.05.1945
Последующие переименования: 1. «Краснознаменный» - 376-й – стрелковый Краснознаменный полк (дата переименования: после 27 июня 1944 г.; за овладение городом и железнодорожным узлом Орша)
2. «Минский» - 376-й стрелковый Краснознаменный Минский полк (Приказ ВГК №0203 от 23.07.1944 г.; за освобождение столицы Белоруссии - г. Минска).
3. «ордена Суворова III степени» - 376-й стрелковый Краснознаменный Минский ордена Суворова 3-й степени полк (за успешный прорыв мощной эшелонированной приграничной полосы (Литовская ССР - Восточная Пруссия) обороны немцев в 10-11.1944 г.).
4. «ордена Александра Невского» - 376-й стрелковый Краснознаменный Минский орденов Суворова 3-й степени и Александра Невского полк (1945?).
Дополнительная информация: 376 стрелковый Краснознаменный Минский орденов Суворова 3-й степени и Александра Невского
полк 220-й стрелковой Оршанской Краснознамённой ордена Суворова 2-й степени дивизии.

Период существования: 04.1941-09.1945.
Боевой период: 21.07.1941-01.04.1945; 21.04.1945-11.05.1945.
Переименования:
1. «Краснознаменный» - 376-й – стрелковый Краснознаменный полк (дата переименования: после 27 июня 1944 г.; за овладение городом и железнодорожным узлом Орша)
2. «Минский» - 376-й стрелковый Краснознаменный Минский полк (Приказ ВГК №0203 от 23.07.1944 г.; за освобождение столицы Белоруссии - г. Минска).
3. «ордена Суворова III степени» - 376-й стрелковый Краснознаменный Минский ордена Суворова 3-й степени полк (за успешный прорыв мощной эшелонированной приграничной полосы (Литовская ССР - Восточная Пруссия) обороны немцев южнее Поблиджензее в 10-11.1944 г.).
4. «ордена Александра Невского» - 376-й стрелковый Краснознаменный Минский орденов Суворова 3-й степени и Александра Невского полк (1945?).
220-я СД переформирована из 220 моторизованной дивизии в Ельце в 04-06.1941 г.
Состав 220-й СД: 376 (137), 653 и 673 стрелковый полк, 218 артиллерийский полк (218 лап) – до 30.09.1941 г., 660 артиллерийский полк (с 30.09.1941 г), 660 гаубичный артиллерийский полк (до 31.08.1941 г.), 46 отдельный истребительно-противотанковый дивизион, 435 минометный дивизион (с 26.10.1941 г. по 25.10.1942 г.), 489 (295) разведывательная рота, 381 саперный батальон, 216 отдельный батальон связи (584 отдельный батальон связи, 216 отдельная рота связи), 360 медико-санитарный батальон, 86 орхз (58, 89 орхз), 78 автотранспортная рота (690 автотранспортный батальон), 330 полевая хлебопекарня (468 полевой автохлебозавод), 142 (110) дивизионный ветеринарный лазарет, 10904 (214) полевая почтовая станция, 546 полевая касса Госбанка.
Подчинение 220-й СД:
1. на 01.08.1941 г. - Резервный фронт - 32 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
2. на 01.09.1941 г. - Резервный фронт - 49 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
3. на 01.10.1941 г. - Резервный фронт - 49 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
4. на 01.11.1941 г. - Калининский фронт - 22 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
5. на 01.12.1941 г. - Калининский фронт - 22 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
6. на 01.01.1942 г. - Калининский фронт - 39 А – 220 СД (376, 673 СП; 653 СП - 22 А);
7. на 01.02.1942 г. - Калининский фронт - 29 А – 220 СД (376, 673 СП; 653 СП - 22 А);
8. на 01.03.1942 г. - Калининский фронт - 29 А – 220 СД (376, 673 СП; 653 СП - 22 А);
9. на 01.04.1942 г. - Калининский фронт - 30 А – 220 СД (376, 673 СП; 653 СП - 22 А);
10. на 01.05.1942 г. - Калининский фронт - 30 А – 220 СД (376, 673 СП; 653 СП - 22 А);
11. на 01.06.1942 г. - Калининский фронт - фронтовое подчинение – 220 СД (376, 653, 673 СП);
12. на 01.07.1942 г. - Калининский фронт - фронтовое подчинение – 220 СД (376, 653, 673 СП);
13. на 01.08.1942 г. - Калининский фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
14. на 01.09.1942 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
15. на 01.10.1942 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
16. на 01.11.1942 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
17. на 01.12.1942 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
18. на 01.01.1943 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
19. на 01.02.1943 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
20. на 01.03.1943 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
21. на 01.04.1943 г. - Западный фронт - 30 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
22. на 01.05.1943 г. - Западный фронт - 31 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
23. на 01.06.1943 г. - Западный фронт - 31 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
24. на 01.07.1943 г. - Западный фронт - 31 А - 45 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
25. на 01.08.1943 г. - Западный фронт - 31 А - 45 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
26. на 01.09.1943 г. - Западный фронт - 31 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
27. на 01.10.1943 г. - Западный фронт - 68 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
28. на 01.11.1943 г. - Западный фронт - 31 А - 45 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
29. на 01.12.1943 г. - Западный фронт - 31 А - 45 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
30. на 01.01.1944 г. - Западный фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
31. на 01.02.1944 г. - Западный фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
32. на 01.03.1944 г. - Западный фронт - 31 А – 220 СД (376, 653, 673 СП);
33. на 01.04.1944 г. - Западный фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
34. на 01.05.1944 г. (с 24.04.44) - 3 Белорусский фронт - 31 А - 36 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
35. на 01.06.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 36 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
36. на 01.07.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 36 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
37. на 01.08.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 36 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
38. на 01.09.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 36 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
39. на 01.10.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 36 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
40. на 01.11.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
41. на 01.12.1944 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
42. на 01.01.1945 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
43. на 01.02.1945 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 71 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
44. на 01.03.1945 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 44 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП);
45. на 01.04.1945 г. - 3 Белорусский фронт - 31 А - 44 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП;
46. на 01.05.1945 г. - 1 Укр. фронт - 31 А - 44 СК – 220 СД (376, 653, 673 СП).

Журналы боевых действий 220 СД (https://pamyat-naroda.ru/warunit/220+%D1%81%D0%B4/ ):

1. Журнал боевых действий 220 сд 24.02.1941 - 29.12.1942;
2. Журнал боевых действий 220 сд 01.01.1943 - 23.07.1944;
3. Выписка из журнала боевых действий 220 сд 01.03.1945 - 31.03.1945;
4. Выписка из журнала боевых действий 220 сд за март месяц 1945 г. 02.03.1945 - 31.03.1945;
5. Журнал боевых действий 220 сд 01.01.1943 - 23.07.1944;
6. Журнал боевых действий за май месяц 1945 года 01.05.1945 - 31.05.1945.

Журналы боевых действий 31-й армии (https://pamyat-naroda.ru/warunit/31+%D0%90/ ):

Журнал боевых действий войск 31 А 31.03.1944 - 30.04.1944;
Журнал боевых действий войск 31 А 01.05.1944 - 31.05.1944;
Журнал боевых действий 31 А 01.02.1944 - 31.12.1944;
Журнал боевых действий войск 31 А 01.08.1944 - 30.09.1944;
Журнал боевых действий войск 31 А 01.08.1943 - 31.12.1943;
Журнал боевых действий войск 31 А 01.08.1943 - 31.12.1943;
Журнал боевых действий 31 А 01.04.1944 - 30.04.1944;
Журнал боевых действий войск 31 А за период с 8.8. по 30.9.1944 г. 08.08.1944 - 30.09.1944;
Журнал боевых действий штаба 31 А за май месяц 1944 года 01.05.1944 - 31.05.1944.

В ноябре-декабре 1941 г. в составе 22-й армии Калининского фронта участвовала в Калининской оборонительной операции (10.10.1941-04.12.1941), обороняла рубеж юго-западнее Ржева, отражала наступле¬ние соединений немецкой 9-й армии на Торжок из района севернее Ржева.
В январе 1941 г. составе 39-й армии 220-я СД участвовала во фронтовой Калининской наступательной операции (05.12.1941-08.01.1942). В двадцатых числах декабря в стык 22-й и 29-й армий была введена свежая 39-я армия (генерал-лейтенант И. И. Масленникова). К концу декабря войска Калининского фронта в полосе 39-й армии прорвали оборону противника на всю тактическую глубину. В ходе боев 2-7 января 1942 г войска фронта на правом крыле вышли на рубеж р. Волги, в центре прорвали новую линию обороны, организованную противником по правому берегу Волги, и охватили Ржев с запада и юго-запада.
В феврале-марте 1942 г. в составе 29-й армии дивизия участвовала в Ржевско-Вяземской наступательной операции 1942 г. (08.01.1942 – 20.04.1942). В начале февраля 1942 г. в результа¬те сильных фланговых контрударов противника 29-я армия была отсечена от главных сил фронта. С напряженными боями ей пришлось вырываться из окружения. В последующем, пополнив свой со¬став частью войск 31-й армии, армия продолжала вести оборонительные и наступательные бои.

В дальнейшем 220-я СД почти год воевала в подчинении 30-й армии на Калининском (04-08.1942), а затем на Западном фронте (09.1942-04.1943). В 1942 году упорные бои развернулись на ржевском направлении. 30-я армия принимала участие в Ржевско-Сычёвской наступательной операции (30.07-01.10.1942).
Штурм оборонительных позиций противника севернее Ржева был начат еще 30 июля, на пять дней раньше наступления войск 20-й и 31-й армий. Действия войск носили характер методического прогрызания глубоко эшелонированной обороны противника. Стрелковые дивизии, хотя и наступали в тесном взаимодействии с танковыми бригадами и артиллерией, продвигались медленно - 1-2 км в сутки, дорогой ценой отвоевывая у врага каждый метр советской земли. Попытка командования армии повысить темпы наступления вводом в бой подвижной группы успеха не имела — танковые бригады не могли оторваться от пехоты и действовали вместе с ней как танки непосредственной поддержки пехоты. Бои севернее Ржева продолжались почти месяц. К концу августа наши войска вышли на левый берег Волги. Только в районе Ржева противник сохранил небольшой плацдарм. В марте 1943 года при ликвидации ржевско-вяземского плацдарма немецко-фашистских войск (Ржевско-Вяземская операция 1943 г. (02-31.03.1943) воины армии с боями прошли 170 километров, освободили Вязьму, около 800 других населенных пунктов и отбросили противника на 15 км северо-восточнее Ярцева. 16 апреля 1943 года 30-я армия преобразована в 10-ю гвардейскую армию. Стрелковые дивизии, входившие в состав 30-й армии, были переданы в 31-ю армию.
Начиная с мая 1943 г. и до конца войны, 220-я СД воевала в 31-й армии (исключение: в 10.1943 г. – в составе 68-й армии). Боевые наступательные операции, в которых участвовала 220-я СД в составе 31-й армии: Смоленская операция (1943), Витебская операция (1944), Белорусская операция (1944), Гумбиненская операция (1944), Восточно-Прусская операция (1945), Пражская операция (1945).
В конце марта 1943 г., не доходя до Сафоново и Ярцево Смоленской обл., 31-я армия перешла к обороне.
07 августа 1943 г. началось наступление войск 31-й армии в ходе Смоленской стратегической наступательной операции (операция «Суворов») (07.08.1943-02.10.1943) - стратегическая наступательная операция войск Западного фронта и левого крыла Калининского фронта. Основные силы (36-й и 45-й стрелковые корпуса) вступили в бой 08 августа, но продвинулись лишь на 4 км в районе Рыбок и речки Ведосы. Тут же приходилось отбивать многократные контратаки противника. Продвижение войск было минимальным. На 11 августа не была достигнута автомагистраль Москва-Минск.
16 августа, после перегруппировки войск, наступление возобновили, но прошли не более полкилометра. Тяжёлые бои продолжались ещё несколько дней, а 20 августа наступление приказом вновь было приостановлено. Наступление на участке 31-й армии возобновилось 30 августа. За день наступающие продвинулись на 300—500 метров, а в ночь гитлеровцы начали отвод войск (отступая, противник старался закрепиться на промежуточных рубежах, но войска армии преследовали его, сбивали с рубежей, превращая отвод войск в бегство). Преследование началось 31 августа на рассвете с форсирования реки Вопец.
К вечеру войска освободили 90 населённых пунктов, в том числе посёлок Сафоново.
После недели отступления фашистам удалось закрепиться на рубеже Ярцево - река Вопь, и 07 сентября войска 31-й армии временно перешли к обороне. 15 сентября наступление возобновилось, была форсирована р. Вопь, а 16 сентября освобождён город Ярцево, затем совместно с 68-й и 5-й армиями войска 31-й армии овладели Смоленском (25.09.1943) и вышли на правый берег Днепра северо-восточнее Орши.
В октябре 1943 г. 220-я СД в составе 68-й армии.
С осени 1943 до весны 1944 года Западный фронт предпринял ряд неудачных наступательных операций с целью захвата г. Витебска и г. Орша.
В феврале - марте 1944 г. 220-я СД участвовала в Витебской наступательной операции (03.02.1944-13.03.1944) - фронтовой наступательной операции Западного фронта и 1-го Прибалтийского фронта в составе 31-й армии. С 22 по 28 февраля 1944 года предпринята попытка прорыва немецкой обороны на Оршанском направлении. 24 апреля 1944 года Западный фронт в результате разделения был преобразован во 2-й и 3-й Белорусские фронты, и 220 СД 31-й армии откомандирована в состав 3-го Белорусского фронта.
В составе 31-й армии 3-го Белорусского фронта освобождает Белоруссию, участвует в Белорусской стратегической наступательной операции «Багратион» (23.06.1944-31.07.1944) и ее частях: Витебско-Оршанской наступательной операции (23.06-28.06.1944), Минской наступательной операции (29.06.1944-04.07.1944), Вильнюсской (05-20.07.1944) и Каунасской наступательных операциях (28.07.1944-28.08.1944). В Витебско-Оршанской операции (23-28 июня) войска армии после прорыва глубоко эшелонированной обороны про¬тивника во взаимодействии с войсками 11-й гвардейской армии овладели Оршей (27 июня) и в конце июня вышли к реке Березина в районе Борисова.
В ходе Минской операции (29 ию¬ня — 4 июля 1944 г.) 31-я армия участвова¬ла в окружении и разгроме крупной группировки противника, освобождении Борисова (1 июля) и Минска (3 июля), играя главную роль в ликвидации минского «котла» наряду с 33-й армией.
Ликвидация проходила, условно, в три этапа:
• 5-7 июля — расчленение группировки и пресечение попыток организованного прорыва из кольца (противнику был нанесён значительный урон. Его войска, после сдачи в плен генерала Мюллера, распались на несколько групп и были дезорганизованы. Отсутствие боеприпасов и горючего заставило побросать технику и артиллерию. Каждая группа стремилась выбираться из кольца самостоятельно);
• 8-9 июля — разгром разрозненных группировок, укрывавшихся в лесах юго-восточнее Минска и стремившихся просочиться через боевые порядки советских войск;
• 10-13 июля — советские войска прочёсывали леса, вылавливая мелкие группы противника.

В Вильнюсской наступательной операции (05-20.07.1944) войска 31-й армии освободили г. Друскининкай (14.07.1944; город на юге Литвы, ныне административный центр Друскининкайского самоуправления в Алитусском уезде) и во взаимодействии с войсками 50-й армии и 3-го кавалерийского корпуса — Гродно (16 июля).
Каунасская наступательная операция (28.07.1944-28.08.1944) - наступательная операция 3-го Белорусского фронта с целью разгрома группировки противника на левом берегу р. Неман, освобождения г. Каунаса и выхода к границам Восточной Пруссии. Завершив Вильнюсскую операцию 1944, войска 3-го Белорусского фронта (11-я гвард., 5-я, 31-я, 33-я, 39-я А, 5-я гвард. ТА, 1-я ВА; ген. армии И. Д. Черняховский) в течение 2-й половины июля вели ожесточенные бои с крупными силами противника на рубеже р. Неман и готовились к продолжению наступления. Им противостояли соединения 3-й танковой и 4-й полевой армий немецко-фашистской группы армий «Центр». К концу июля на каунасское направление противник стянул 10 пехотных и 2 танковую дивизии, 2 пехотных бригады и 30 отдельных полков и батальонов. 28 июля войска фронта перешли в наступление, 30 июля сопротивление противника на рубеже р. Неман было сломлено. В полосе 33-й А был введен в прорыв 2-й гвардейский танковый корпус, стремительное продвижение которого к Вилкавишкису создало угрозу окружения каунасской группировки немецко-фашистких войск и вынудило ее к отступлению. К началу августа войска фронта продвинулись вперед до 50 км и расширили прорыв до 230 км, освободили более 900 насел, пунктов, в т.ч. г. и ж.-д. ст. Мариям-поле (31.07.44 – 33 А), г. Каунас (01.08.44 –войска 5А). В течение августа противник наносил сильные контрудары северо-западнее и западнее Каунаса. Отразив их, войска фронта к концу месяца продвинулись ещё на 30-50 км и основными силами вышли на подступы к границам Восточной Пруссии к заранее подготовленным укреплённым позициям противника на линии восточнее Расейняя и Кибартая, Сувалки. С 29 августа по указанию Ставки ВГК войска временно перешли к обороне на рубеже озер Вигры - Суха Жечка. В результате Каунасской операции войска 3-го Белорусского фронта достигли границ Восточной Пруссии и создали условия для разгрома противника на её территории.
В октябре 1944 г. 220-я СД приняла участие в Гумбинненской (Гумбиннен-Гольдапская) наступательной операции (16.10.1944–27(30).10.1944) – фронтовой операции 3-го Белорусского фронта, в ходе которой войска дивизии вступили в Восточную Пруссию. Главный удар наносился смежными флангами 5-й и 11-й гвардейской армий из района Вилкавишкис в общем направлении на Гумбиннен и далее вдоль южного берега реки Прегель. Там же должен был вводиться в бой резерв фронта — 28-я армия. На 39-ю армию и 31-ю армию возлагалось нанесение вспомогательных ударов на флангах с целью вынудить противника свернуть оборону. Правый фланг наступающих обеспечивала 39 я армия, левый — 31 я. Советским войскам удалось добиться успеха и прорваться на подступы к г. Гумбиннену. Однако немецкое командование стянуло к месту сражения крупные танковые соединения. В результате ожесточенных боев войска 3 го Белорусского фронта перешли к обороне. Наступательная операция фронта превратилась в разведывательную операцию, в ходе которой войска 3 го Белорусского фронта «прорвали долговременную, глубокоэшелонированную оборону немцев, прикрывавшую границы Восточной Пруссии, и вторглись в пределы Восточной Пруссии, на 30 км в глубину и 140 км по фронту».
В Восточно-Прусской стратегичес¬кой операции (13.01.1945-25.04.1945) 31-я армия 3-го Белорусского фронта ударом в направлении Летцен (Гижицко), Растенбург (Кентшин), Хейльсберг (Лидзбарк Варминьски) прорвала хейльсбергский укрепленный район и 28 марта вышла к зали¬ву Фришес-Хафф (Вислинский).
2 апреля 1945 г. армия была выведе¬на в резерв Ставки ВГК, а 21 апреля передана 1-му Украинскому фронту и в его составе участвовала в Пражской наступательной операции (05-12.05.1945).

В обозначенных операциях 376 СП 220-й СД действовал (в хронометрическом периоде):
1. Июль 1942 года 376-й стрелковый полк 220-й стрелковой дивизии участвовал в прорыве «линии Шуберта» - сильной обороны противника под Ржевом Калининской (Тверской) обл.
2. 03.03.1943 г. дивизия, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, овладела опорными пунктами Мончалово (пос. и ж.д. станция в Ржевском районе Тверской области. В наст. время относится к с/п «Есинка». В 2,5 км к северо-западу — одноимённая деревня Мончалово), Быково (д. Быково Быковского с/с, ныне СП Чертолино) и вышла на рубеж ж/д Ржев-Чертолино. Выбив в марте 1943 года противника из основных позиций, 376 стрелковый полк стремительными атаками, обходными маневрами и смелыми рейдами в тыл противника днём и ночью препятствовал бегству врага из-под Ржева.
3. 376-й вел бои у д. Пустошка, Булычево-1, Булычево-2 (Смоленская обл.).
4. 12 августа 1943 года вел бой за высоту 215,6 на подступах к городу Ярцево (Смоленская обл.).
5. В ходе Белорусской наступательной операции «Багратион» (23.06.1944-31.07.1944) 376 СП освобождал Белоруссию и Литву. Вел бои за высоту 201,7, опорный пункт Дубровно, вышел к Днепру и форсировал его, захватив плацдарм, на который немедленно стали переправляться главные силы дивизии. Ударом с юга 27 июня 1944 г. освободили город Оршу. 220-я стрелковая дивизия получила наименование «Оршанской», а 376-й стрелковый полк был награжден орденом Красного Знамени. Передовой отряд 376-го стрелкового полка преследовал войска противника и вышел к реке Березина, южнее Борисова (г. Борисов Минской обл.), в районе деревни Большая Ухолода переправился через реку, 02 июля разгромил врага в районе д. Залесье и в рукопашном бою у станции Жодино (Минская обл.).
6. 03 июля 1944 года 376-й стрелковый полк первым ворвался в Минск. За освобождение столицы Белоруссии 376-му стрелковому полку было присвоено наименование «Минский».
7. 12 июля 1944 376-й стрелковый полк 220-й Оршанской стрелковой дивизии форсировал Неман в районе Гродно. В течение трех суток шли кровопролитные бои. В борьбе за удержание и расширение плацдарма полк отразил 18 контратак пехоты и танков противника. При этом было уничтожено 8 танков и много живой силы врага.
Отрывки из книги В.Г. Сошнева в книге «С верой в Победу: о 220-й стрелковой дивизии», Москва, «Воениздат», 1982 г. (http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=35111.0 ):
«Наши полки выходили к Днепру, за которым в дыму виднелась Орша.
Вслед за передовыми подразделениями двигался командир дивизии полковник В.А. Полевик с оперативной группой. Главной заботой комдива было наведение переправы. Один мост фашисты разрушили, а железнодорожный заминировали и подготовили к взрыву. Первые попытки форсирования Днепра на подручных средствах, предпринятые 376-м полком, успеха не имели. Решено было ждать темноты.
- Собрать все, что может держаться на воде. С наступлением темноты переправиться через реку, захватить там плацдарм, - приказал полковник Полевик.
А через некоторое время он уже обращался к начальнику разведки майору Советову:
- Берите разведчиков, автоматчиков, саперов... Сделайте все, чтобы железнодорожный мост остался целым.
В короткое время в районе, прилегавшем к мосту, стали сосредоточиваться разведрота, автоматчики. Сюда же подошло отделение саперов, которым командовал сержант Егор Макеев. Задача была краткой - пробиться к мосту и захватить его. Тщательно инструктировались саперы, на которых возлагалась особая миссия - не только достичь моста, но и установить систему минирования, перерезать провода и упредить взрыв.
Наступила темнота. У Днепра продолжался бой. Подразделения, действовавшие у моста, стремились не привлекать к себе внимание противника. А тем временем майор Советов сколачивал группу захвата. В нее вошли отличившиеся в боях воины. Ядро группы составили коммунисты.., разведчиков возглавлял... капитан Комкин. Он тщательно изучал подступы к мосту, распределял обязанности между разведчиками, обращая особое внимание на внезапность. По-отечески напутствовал своих подчиненных командир саперного батальона майор Наяшков. "Провода могут быть под током, - подчеркивал он. - Поэтому обязательно захватите кусачки с резиновыми изоляторами".
Общее руководство операцией осуществлял командир дивизии.
Каждое подразделение группы захвата имело свою задачу. Разведчики и саперы, например, должны были, используя росший на берегу кустарник, как можно быстрее пробраться к фермам моста, чтобы обезвредить заложенную в них взрывчатку. Автоматчики получили приказ прикрыть огнем саперов и разведчиков. Их поддерживали артиллеристы, которые вели беспокоящий огонь, отвлекая врага от берега реки".
"Воины, возглавляемые капитаном Комкиным, под прикрытием артиллерийского, минометного и автоматного огня все ближе подползали к мосту, по которому отступали гитлеровские части. Первой достигла цели группа разведчиков и саперов, среди которых был командир отделения коммунист сержант Егор Макеев. Этого бывалого воина хорошо знали в дивизии. Он неоднократно отличался в боях, имел два ордена - Красной Звезды и Славы III степени. О нем не раз рассказывалось в газете. За сержантом Макеевым уверенно следовал молодой сапер Антон Юрченко. Он прибыл на фронт в мае, но уже хорошо проявил себя в боях. Коммунисты недавно приняли его в партию. Макеев и Юрченко первыми прорвались к фермам моста, расстреляли группу вражеских подрывников и перерезали провода, ведущие к заложенной в фермы взрывчатке. А ее здесь было, как потом подсчитали, 5300 килограмм. Мост был спасен. Начальник разведки доложил об этом командиру дивизии.
- Ручаешься, что мост не будет взорван? - спросил комдив.
- Ручаюсь.
- Тогда бери машину и будешь открывать по нему движение.
Наступавшие подразделения, преследуя врага, подходили к мосту. Первыми через него на машине проскочили разведчики...
За мужество и отвагу, проявленные при спасении Оршанского железнодорожного моста, сержанту Егору Макееву и красноармейцу Антону Юрченко Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда". Были награждены и другие воины, совершившие этот подвиг.
Используя захваченный железнодорожный мост, а также подручные средства, части дивизии в короткий срок форсировали Днепр и во взаимодействии с частями 31-й и 11-й гвардейской армий к девяти часам утра 27 июня полностью овладели Оршей - крупным железнодорожным узлом и важным опорным пунктом на реке Днепр.
Дивизия вступала в этот разрушенный и подожженный гитлеровцами город на плечах отступавших фашистов. Они не успели взорвать нефтехранилище, которое потом очень пригодилось нашим частям в Белорусской операции. В этот день столица нашей Родины Москва салютовала доблестным войскам 3-го Белорусского фронта. Наша 220-я стрелковая дивизия получила почетное наименование Оршанской, 653-й и 673-й стрелковые полки были награждены орденами Александра Невского, а первым ворвавшийся в город 376-й стрелковый полк подполковника Гугуева - орденом Красного Знамени...
Сотни воинов дивизии удостоились правительственных наград... На установленной у моста через Днепр стеле прикреплена табличка с именами героев, спасших мост от взрыва.
….Приказом Верховного Главнокомандующего за активное участие в освобождении белорусской столицы в первой декаде июля 1944 г. все стрелковые полки дивизии в числе других соединений и частей удостоились наименования Минских.
Вскоре частям дивизии пришлось вести исключительно упорные бои на Неманском плацдарме. В ночь на 16 июля был полностью освобожден город Гродно.
….За успешные действия в этой операции, - пишет В.Г. Сошнев, - Верховный Главнокомандующий объявил личному составу дивизии четвертую благодарность. Она была награждена орденом Красного Знамени, ее 660-й артиллерийский полк получил наименование Неманского, а 381-й отдельный саперный батальон, воины которого проявили отвагу и героизм при форсировании Немана, был награжден орденом Красной Звезды. За образцовое выполнение заданий командования при форсировании Немана и удержании неманского плацдарма были награждены все стрелковые полки дивизии. Москва вновь салютовала в честь нашей победы.
….Стрелковые батальоны упорно продвигались на Запад. Некоторые из них, очистив приграничный район Сувалок, сумели побывать на земле Литвы и вступить в Восточную Пруссию...
Прорвав глубоко эшелонированную оборону врага южнее Поблиджензее... воины дивизии овладели несколькими населенными пунктами и перерезали железную дорогу Гольдап-Трейбург. Таким образом, были захвачены важные позиции для решающего удара по восточно-прусской группировке врага.
Наступательный порыв воинов еще более возрос, когда был получен приказ Верховного Главнокомандующего. За успешный прорыв мощной приграничной полосы обороны немцев, состоящей из многих траншей, проволочных заграждений, усиленной дотами, бетонированными колодцами, "волчьими" ямами, дивизия была поощрена в пятый раз. Полки соединения удостоились правительственных наград: 653-й - ордена Красного Знамени, а 376-й и 673-й - ордена Суворова III степени.
Наступление продолжалось. Оно было на редкость тяжелым и упорным, особенно под Гольдапом, где враг создал мощные оборонительные сооружения. В этих кровопролитных боях на прусской земле наши атаки сменялись контратаками гитлеровцев. Враг цеплялся за каждый фольварк, стремился использовать для обороны каждый каменный дом. Прошел слух, что действиями фашистов здесь руководит сам рейхсмаршал Геринг, ибо вблизи Гольдапа, в Роминтенском лесном массиве, находилось его крупное охотничье поместье и замок. Не знаю, может, так оно и было. Но нас тогда не смущали никакие фашистские авторитеты. Воины научились бить врагов и побеждать, кто бы ни руководил ими.
…За овладение городом Хайлигенбайль наша дивизия в девятый раз была отмечена в приказе Верховного Главнокомандующего. А поскольку падение этого города венчало крушение всей восточно-прусской группировки, то после ее ликвидации за образцовое выполнение заданий командования была награждена орденом Суворова II степени.
В те дни был получен Указ Президиума Верховного Совета СССР от 24 марта 1945 года о присвоении звания Героя Советского Союза. В числе удостоенных этого высокого звания были отличившиеся в боях за Оршу ефрейтор Антон Степанович Юрченко, старший сержант Егор Абрамович Макеев*, проявивший мужество и отвагу при освобождении Белоруссии, и особенно на Немане, капитан Кирилл Акимович Кошман, герой боев на подступах к Восточной Пруссии младший лейтенант Федор Бажора.»
*Герой Советского Союза Егор Абрамович Макеев прожил на свете всего 34 года. Демобилизовавшись, он некоторое время работал председателем колхоза у себя на Смоленщине, а в 1948 г. отправился трудиться на шахту в г. Енакиево. Скоропостижно скончался в 1957 году, похоронен в поселке Ольховатка.

Отрывки из книги В.Г. Сошнева в книге «С верой в Победу» (http://airaces.narod.ru/snipers/220_sd_w.htm ):
«Девушки - снайперы 220-й стрелковой дивизии.
В патриотическое движение воинов нашей 220-й стрелковой дивизии, которое характеризовалось стремлением каждого бойца завести лицевой счёт уничтоженных фашистов, включились и девушки. Они приходили в снайперскую роту с различных должностей хозяйственных и медико-санитарных подразделений. Благородный порыв девчат находил всяческую поддержку. Командиры и политработники проводили на эти темы беседы в хозяйственных подразделениях, медицинских ротах и взводах.
В числе первых последователей Людмилы Павличенко стала у нас санитарка Шура Волкова. До этого она не раз отличалась мужеством и храбростью. Под огнём противника Шура вынесла с поля боя 48 раненых, за что в Октябре 1942 года была награждена медалью "За боевые заслуги". И всё - таки Шура Волкова решила сама истреблять гитлеровцев. Она прошла ускоренный курс обучения и вскоре зарекомендовала себя метким стрелком. Её опыт широко популяризировался на дивизионной конференции снайперов ( состоявшаяся 4 Ноября 1942 года ), где выступила и сама девушка. Кстати, к началу конференции она уничтожила 23 фашиста.
После конференции по заданию бюро ВЛКСМ комсомолка Волкова выступила перед девушками других подразделений. Её агитация имела успех. Ряды снайперов - девушек росли с каждым месяцем.
Так уж вышло, что мне больше других работников газеты пришлось освещать снайперское движение. Не раз доводилось встречаться и с девушками, писать о их боевых делах. Причём не только в дивизионную, но и в другие газеты. 26 Декабря 1942 года в армейской газете "Боевое знамя" появилась моя зарисовка "Девушки - снайперы" о замечательных советских патриотках, бывших санитарках Марии Кирилловой и Любе Маркович. Признаюсь, стала забываться эта публикация. И вот как - то на встрече ветеранов войны ко мне подошла женщина:
- Василий Георгиевич, а вы о нас писали на фронте...
И называет статью и газету, и которой она была опубликована. Вместе стали вспоминать. Оказывается, ко мне подошла бывший снайпер Люба Маркович. Сейчас она на пенсии, живёт в Москве. Вместе с ней листали подшивку военных лет, читали скупые строки, рождённые на передовой. На одной из страниц приведён рассказ Марии Кирилловой о её первом выходе на передний край:
"Мы ползли на передовую вместе со старшиной Щербатых. Замаскировались. Ждём... Как назло - не видно ни одного фрица. Неужели, думаю, вернусь с "нулём". Стыдно будет, ребята засмеют. Вдруг метрах в 200-х– 250-ти из блиндажа показался немец и стал смотреть в сторону леса. Я этого только и ждала: осторожно прицелилась и спустила курок - фашист упал. "Ловко щёлкнула", - сказал Щербатых, наблюдавший эту картину. У меня на душе торжество: я открыла счёт мести фашистам за все их злодеяния..."
Своим боевым опытом делилась и Люба Маркович:
"Считаю, что снайпер должен всесторонне оценивать обстановку, ловить моменты, которые могут не повториться. Важно выработать глазомер, определить расстояние. Точно прицеливаться, брать упреждение с учётом движения цели, вносить поправку на ветер. Пришли мы однажды с Марусей на передовую, заняли огневые позиции. Наблюдаем. Вижу, метрах в 450-х–500-х фашист идёт. Шёл и остановился. Ловлю его на мушку, но с первого выстрела не попала. Прицелилась ещё раз, сделав упреждение на ветер, - и фрицу некуда было деваться. Второго фашиста уложила у блиндажа, когда он подошёл, чтобы пролезть в дверь".
На счету Любы, как говорилось тогда в статье, было уже 3 убитых гитлеровца.
О боевых делах девушек - снайперов знали не только в дивизии, но и за её пределами. Мария Кириллова представляла наших девушек на приёме в Военном совете фронта, посвящённом Международному женскому дню 8 Марта. На этом приёме от имени Московского комитета партии ей был вручен ценный подарок - золотые часы. А когда она вернулась в часть, узнала о постигшем её горе: в бою погиб её муж, заместитель командира батальона по политчасти Пётр Клейменов. Тяжело переживала молодая женщина потерю любимого.
- Меня утешает только одна мысль, - говорила она, - мой муж погиб в бою, как герой. За его смерть я отомщу гитлеровским бандитам.
И вскоре доказала, что это были не пустые слова. Счёт истреблённых фашистов Марией Кирилловой неуклонно рос и был доведён до нескольких десятков.»

Небольшая часть мемуаров Героя Советского Союза, генерала советской и польской армий, бывшего комдива 220-й СД (01.07.1942-30.06.1943) Поплавского Станислава Гиляровича «Товарищи в борьбе» посвящена руководству 220-й СД (http://militera.lib.ru/memo/russian/poplavsky_sg/index.html ):
«…3 июня 1942 г. я вступил в командование 220-й стрелковой дивизией, входившей в 30-ю армию.
Дивизия, будучи в резерве, располагалась в лесах неподалеку от села Коробово. Времени было достаточно, и я хорошо ознакомился с состоянием полков, в чем большую помощь оказали военком дивизии старший батальонный комиссар Л. Ф. Борисов и начальник штаба полковник В. К. Гуряшин. Дивизия, как и все войска Калининского фронта, напряженно готовилась ко второму (летнему) периоду Ржевской операции. Широко развернулась партийно-политическая работа, проводились учения и тренировки, подвозились материально-технические средства, боеприпасы, горючее, продовольствие.
Мне представилась возможность тщательно ознакомиться с полосой обороны 183-й стрелковой дивизии, которую мы должны были в скором времени сменить. По ту сторону фронта, на рубеже Дунилово, Макарово, Киево, стояли 481-й и 476-й полки 256-й немецкой пехотной дивизии. По всему чувствовалось, что противник не сидит, сложа руки: его оборона, система огня непрерывно совершенствовались, велась наземная и воздушная разведка.
Я не мог не убедиться, что район предстоящих действий крайне не благоприятствовал наступлению, особенно для танков и артиллерии. Кругом простиралась низменная, заболоченная, кое-где поросшая мелким кустарником равнина. Под верхним слоем земли скрывались торфяные болота. В ненастную погоду они превращались в зыбкую трясину. Поэтому я приказал саперам спешно сбивать деревянные настилы, плести камышовые маты и готовить другие подручные средства, повышающие проходимость боевой техники.
В ночь на 29 июля мы сменили 183-ю стрелковую.
На беду, как я того и опасался, погода вдруг испортилась. Проливной дождь ни на минуту не прекращался вплоть до 1 августа. Артиллерия и повозки с боеприпасами вязли в грязи по ступицы колес. Автомашины приходилось вытаскивать из трясины тракторами, которых у нас было очень мало. Из приданной нам танковой бригады на исходный рубеж для атаки вышли только семь тридцатьчетверок: остальные застряли в болотах. Дождь прекратился лишь за несколько часов до начала наступления, и над равниной навис густой туман, лишив нас обещанной авиационной поддержки.
На рассвете, после непродолжительной артиллерийской подготовки, стрелковые полки начали наступление на Бельково. Из-за тумана артиллерия не смогла сопровождать пехотные цепи огневым валом, и атака вскоре захлебнулась. На низменной открытой равнине стрелки были как на ладони. Было невозможно зарыться в землю: окопы тут же заливала грунтовая вода.
Меня вызвал к телефону командующий войсками фронта И. С. Конев, находившийся на КП 30-й армии.
- Почему не используете приданную вам танковую бригаду? - спросил он.
- Почти все танки застряли в болотах, - ответил я.
- Так вытаскивайте их и сами ведите в атаку, а за ними подтяните и пехоту!
К повторной атаке удалось подготовить только четыре машины. Выполняя приказ командующего в буквальном смысле, я сел в ведущий танк, приказав командиру 673-го стрелкового полка подполковнику Максимову продвигать свои батальоны за нами и броском овладеть Бельково, после чего должны были перейти в наступление два других полка.
Местность не позволяла маневрировать танкам, и все же нам удалось достичь северо-западной окраины Бельково. Однако противник, поставив плотную завесу артиллерийского и минометного огня, отсек нашу пехоту, вынудив ее залечь. Продолжать атаку силами четырех танков уже не было смысла, и я приказал экипажам вести по врагу огонь с места. К несчастью, боевая машина, в которой я находился, при развороте провалилась гусеницей в глубокую траншею и осела днищем на грунт. Все попытки выбраться из траншеи были безуспешны. Тогда я по радио известил о случившемся подполковника Максимова, но он, раненный, выбыл из строя. Видимо, меня услышали фашисты: к танку начали подбираться небольшие их группы. Пришлось открыть крышку люка и забросать врага гранатами.
"Так мы долго не продержимся. Гитлеровцы подожгут танк или подтянут пушку и расстреляют его, - размышлял я. - Что же делать?!"
Немцы вновь попытались блокировать танк. Похоже, они хотели захватить нас в плен.
- Необходимо кому-то пробраться к нашим и привести подмогу. Есть добровольцы? - спросил я.
Первым отозвался командир танковой роты.
- Я мигом вернусь и выручу вас, - заверил он и вылез из танка. Однако, как выяснилось позже, добраться до своих ему не удалось: смельчака догнала вражеская пуля...
В стальной коробке нас осталось четверо - три члена экипажа и я. В танке был запас гранат, ими и отбивались до наступления темноты. На всякий случай обменялись адресами и договорились, что тот, кто останется жив, напишет родным погибших{3}.
Наступила ночь. Все мы были легко ранены, но не теряли присутствия духа. Я приказал наглухо задраить люки и ждать помощи.
Где-то около полуночи один из батальонов 673-го стрелкового полка прорвался к нашему танку. Снаружи послышался знакомый голос комбата майора Н. И. Глухова. Свои! Глухов передал, что командующий войсками фронта приказал мне немедленно с НП соседней бригады доложить о себе.
Через каких-нибудь полчаса я уже был на НП бригады. Но едва успел сказать в телефонную трубку несколько фраз, как связь прервалась. Затем послышался голос начальника штаба армии генерала Г. И. Хетагурова.
- Берите управление дивизией в свои руки, - успокоил меня Георгий Иванович.
* * *
Вскоре, получив пополнение, мы снова перешли в наступление. В результате двухдневных боев части дивизии овладели деревней Харино и ворвались в Бельково, уничтожив около 700 солдат и офицеров противника и захватив значительные трофеи. Развивая успех, полки освободили несколько населенных пунктов, вышли на западный берег реки Бойня и овладели полевым аэродромом врага, захватив 15 исправных самолетов. В этом бою погиб командир 653-го стрелкового полка подполковник Курчин. Контузило и меня, но я продолжал командовать дивизией, которая выдвинулась к военному городку вблизи Ржева и овладела перекрестком железных дорог южнее его.
В течение нескольких дней 220-я вела ожесточенные бои за сильно укрепленный военный городок. Пал смертью храбрых майор А. С. Абрамов, командовавший 673-м стрелковым полком после ранения Максимова. Второй раз контуженный, попал в медсанбат и я.
Бои на подступах к Ржеву, тяжелые и кровопролитные, продолжались вплоть до марта 1943 года. Мы потеряли здесь многих боевых друзей и товарищей, в том числе командира батальона 673-го полка лейтенанта Виктора Гастелло, брата Героя Советского Союза Николая Гастелло.
В ходе боевых действий в феврале 1943 года советские войска, по существу, охватили Ржев с трех сторон. Однако наше командование не предпринимало действий к полному окружению противника и штурма города, превращенного фашистами в крепость, и, думается, потому, что это потребовало бы больших жертв с нашей стороны. В сложившейся обстановке гитлеровцы и сами неизбежно должны были оставить город, чтобы не попасть в котел, и мы ждали этого момента в готовности немедленно перейти к решительному преследованию врага.
В конце февраля линию фронта на участке нашей дивизии перешел житель из Ржева. Бойцы привели его ко мне. До войны он работал слесарем на водонапорной башне. И вот теперь ему стало известно, что фашистским саперам приказано подготовить к взрыву водонапорную башню, так как в первых числах марта намечается отход их войск из города. Готовили к взрыву и церковь, превращенную гитлеровцами в тюрьму, где томилось до пятисот советских граждан.
Обо всем этом я немедленно доложил новому командарму 30-й генерал-лейтенанту В. Я. Колпакчи.
- А что вы намерены делать, генерал? - спросил он{4}.
- Уверен, что перебежчик наш человек, патриот и говорит правду...
И я вкратце изложил командарму свою задумку: в каждом полку сформировать лыжный отряд автоматчиков в готовности к немедленным действиям. Преследование врага вести по параллельным маршрутам, по снежной целине, с тем, чтобы обойти его с флангов и захватить станцию Мончалово. В передовых отрядах иметь артиллерийских разведчиков с рациями для корректирования огня нашей артиллерии.
- Действуйте! - согласился командарм. - Следите за режимом артиллерийского огня противника и системой его световых сигналов: начало общего отхода немцы, безусловно, обозначат сериями ракет. Активизируйте и разведку, пусть она не смыкает глаз!
Жителя Ржева, фамилию которого, к сожалению, не помню, я попросил вернуться в город и принять все меры к тому, чтобы предотвратить взрыв церкви (на водонапорной башне, по его словам, ему появляться было уже нельзя). Не знаю, он ли этому способствовал вместе с другими русскими патриотами или же просто оккупанты не успели осуществить свой зловещий замысел, но, отступая, они оставили церковь целой, превратив в руины водонапорную башню.
В ночь на 3 марта наши наблюдатели действительно засекли изменения в системе использования противником сигнальных средств: в глубине вражеской обороны вдруг начали взмывать к небу оранжевые ракеты. Тотчас последовало подтверждение от разведки: гитлеровцы покидают свои позиции. Командиры полков немедленно бросили в дело лыжные отряды. Те выполнили возложенную на них задачу блестяще. Для гитлеровцев потеря станции Мончалово явилась полной неожиданностью, и их отход на этом участке превратился в паническое бегство.
Вслед за передовыми лыжными отрядами перешли к преследованию врага и главные силы дивизии. В районе села Осуга и станции Холм Жарковский гитлеровцы попытались оказать организованное сопротивление. Однако лыжный отряд автоматчиков во главе со смелым и энергичным командиром 653-го стрелкового полка майором Г. В. Сковородкиным лесом обошел противника и взорвал железнодорожный путь в его тылу. Бросив на станции Холм Жарковский десять эшелонов с боевой техникой и различным военным имуществом, оккупанты вновь покатились на запад.
Части армии преследовали их до рубежа Духовщина - Сафоново. Перед нами открывался путь на Смоленск.
Взламывая оборону врага.
12 марта 1943 года была освобождена Вязьма.
Отступая в условиях весенней распутицы, противник бросал застрявшую боевую технику и транспортные машины. Постепенно, однако, стали выдыхаться и наши части: отставали тылы. В конце концов, на рубеже Рибишево, Сафоново, Милятино 31-я армия, в состав которой входила теперь наша дивизия, перешла к обороне.
Сразу же активизировалась разведка: требовалось самым детальным образом выявить силы врага и систему его укреплений. Вскоре было установлено, что перед нами две оборонительные полосы глубиной до 12-15 километров каждая, причем главная полоса имела три позиции с широко развитой системой траншей и множеством опорных пунктов. На отдельных участках третья позиция была усилена глубоким противотанковым рвом.
Передний край противника на всем протяжении имел два ряда проволочных заграждений и сплошные минные поля шириною до 200 метров. Все это прикрывалось огнем пулеметов, установленных в бронированных колпаках. Населенные пункты, как правило, были подготовлены к круговой обороне.
Гитлеровское командование, создавая оборонительный рубеж, не без основания опасалось прорыва наших войск к Смоленску. И это опасение, в конечном счете, оправдалось. Но весной 1943 года у нас не хватало для прорыва ни сил, ни средств. Следовало, прежде всего, подтянуть тылы. Дело в том, что в результате дружного таяния снегов торфяная почва превратилась в зыбь, через которую не могли пройти ни повозки, ни машины, ни даже танки.
И все же как-то надо было выходить из положения. Я собрал начальников служб дивизии и командиров частей. Было решено проложить своими силами железнодорожную узкоколейку и обеспечить по ней подвоз боеприпасов, оружия и продовольствия. Для строительства путей использовались рельсы и шпалы, штабеля которых сохранились и были обнаружены в лесах: когда-то тут велись лесоразработки, действовала узкоколейная дорога. Одновременно я обратился к командующему 31-й армией генерал-майору В. А. Глуздовскому с просьбой организовать переброску грузов срочной необходимости транспортной авиацией, на что он дал свое согласие. Надо было, наконец, срочно изыскать фураж: в дивизии начался падеж лошадей. Бойцы собирали прошлогодний камыш, раскрывали соломенные крыши бесхозных построек... Тем кони и кормились.
В те дни работники штаба, политотдела и я почти безвыездно находились в подразделениях, личный состав которых оборудовал опорные пункты. На деревьях сооружались наблюдательные вышки и ячейки для снайперов. Совершенствовалась система артиллерийского и пулеметного огня.
В начале июня 1943 года командиры стрелковых дивизий были вызваны в штаб армии на совещание, которое проводил командующий войсками Западного фронта генерал-полковник В. Д. Соколовский. В числе вопросов, вынесенных на обсуждение, особое внимание обращалось на организацию обороны в полосе действий соединений. Поскольку наша 220-я занимала рубеж на левом фланге, я докладывал последним. Командующий проявил особый интерес к системе организации огня на участке нашей дивизии. Эта система была рассчитана на изнурение противника. У нас был специально разработанный график, при этом режим огня менялся каждый день. Захваченные пленные в своих показаниях отмечали, что огонь с нашей стороны был всегда для них неожиданным и постоянно держал их в нервном напряжении. Генерал-полковник В. Д. Соколовский, говоря о совершенствовании системы огневого воздействия на противника, рекомендовал использовать положительный опыт нашей дивизии.
Вернувшись в дивизию, я тотчас проинформировал офицеров о полученных указаниях командующего войсками фронта. А где-то за полночь позвонил начальник оперативного отдела штаба армии: мне приказывалось прибыть на КП 31-й армии к 10 часам утра. На мой вопрос о причине вызова оператор сказал, что об этом я узнаю от командующего фронтом.
Действительно, на КП армии находился В. Д. Соколовский. Пригласив меня сесть, он сообщил, что в Красной Армии восстанавливается корпусное звено и что я назначен командиром 45-го стрелкового корпуса, в который войдут 88, 220 и 251-я стрелковые дивизии с частями их усиления.»

Командиры 376-го СП 220-й СД:
Гугуев Юрий Петрович с 28.04.1943 по 10.06.1945, подполковник;
Казарин Павел Васильевич с 20.04.1942 по 25.08.1942;
Кискеев Илья Константинович с 31.10.1942 по 17.01.1943; судьба: отстранен;
Новожилов Виктор Иванович с 18.01.1943 по 28.04.1943; судьба: отправлен на учебу;
Френклах Рафаил Мойшевич с 10.06.1945.

Командиры 220-й СД:
Хоруженко Никифор Гордеевич с 21.07.1941 по 04.05.1942; генерал-майор;
Цыганов Николай Георгиевич с 23.05.1942 по 29.06.1942; подполковник;
Поплавский Станислав Гилярович с 01.07.1942 по 30.06.1943; полковник, с 14.02.43 генерал-майор;
Полевик Василий Алексеевич с 09.06.1943 по 08.11.1944; полковник, с 15.07.44 генерал-майор;
Севастьянов Иван Александрович с 08.11.1944 по 14.11.1944; генерал-майор;
Кобылкин Григорий Федорович с 15.11.1944 по 25.11.1944; полковник;
Хаустович Петр Селиверстович с 25.11.1944 по 11.05.1945; полковник.

Военная часть/полевая почта №06461 и №61575- 376-й стрелковый полк 220-й стрелковой Оршанской Краснознамённой ордена Суворова дивизии.

Почетные наименования и награды 376-го СП:
1. Орден Красного Знамени за овладение городом и железнодорожным узлом Орша (после 27 июня 1944 г.)
2. Почетное наименование «Минский» за освобождение столицы Белоруссии - г. Минска (Приказ ВГК №0203 от 23.07.1944 г.)
3. Орден Суворова III степени за успешный прорыв мощной эшелонированной приграничной полосы (Литовская ССР - Восточная Пруссия) обороны немцев в 10-11.1944 г.
4. Орден Александра Невского» (1945?).

Память:
1. Улица 220-й стрелковой дивизии в г. Ельце Липецкой (ранее Орловской) области.
2. Мемориальная доска в г. Ельце Липецкой области на здании краеведческого музея по адресу ул. Ленина, д. 99, где при формировании дивизии с 04-06.1941 г. размещался штаб (открыта по инициативе председателя совета ветеранов 220-й СД дивизии Сошнева В.Г.).
3. Школьный музей Боевой славы (с 1970 г.) средней школы №2 в г. Ржев Тверской области, посвященный дивизиям, сражавшимся на ржевской земле: 220-й Оршанской Краснознамённой ордена Суворова 2-й степени, и 52-й Шуменской-Венской дважды Краснознамённой ордена Суворова 2-й степени. (Адрес: Тверская обл., г. Ржев, ул. Партизанская, д. 9/7. Руководитель музея – Громова Светлана Алексеевна, заместитель директора по воспитательной работе): http://mousosh2rzhev.ucoz.ru/index/muzej_boevoj_slavy/0-6 .

Литература о 220-й СД:

1. Сошнев Василий Георгиевич «С верой в Победу: о 220-й стрелковой дивизии», Москва, «Воениздат», 1982 г., 264 с. с илл.

Источники:

1. Поплавский С. Г. Товарищи в борьбе. — М.: Воениздат, 1974. — 296 стр. Тираж 100000 экз./Издание 2-е, исправленное и дополненное. (Мемуары Героя Советского Союза, генерала советской и польской армий, бывшего командира 220-й СД): http://militera.lib.ru/memo/russian/poplavsky_sg/index.html и http://modernlib.ru/books/poplavskiy_stanislav/tovarischi_v_borbe/ ;
2. Журналы боевых действий, командиры, схема боевого пути 220 СД (https://pamyat-naroda.ru/warunit/220+%D1%81%D0%B4/ ) ;
3. Афанасьев Н. М., Глазунов Н. К., Казанский П. А., Фиронов Н. А. Дорогами испытаний и побед. Боевой путь 31-й армии. М., 1986;
4. http://www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=2349 ;
5. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=2202.0 ;
6. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?PHPSESSID=5oofqprmssodmludpi2luj4r21&topic=2202.20 ;
7. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=2202.40 ;
8. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=2202.60 ;
9. http://forum.patriotcenter.ru/index.php?topic=35111.0 ;
10. http://rodnaya-vyatka.ru/person/97263 ;
11. http://www.zhodinonews.by/?p=26995 ;
12. http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=965 ;
13. http://samsv.narod.ru/Div/Sd/sd220/main.html ;
14. http://www.poisk-pobeda.ru/forum/index.php?topic=2354.0 ;
15. http://rodnaya-vyatka.ru/person/97263 ;
16. http://www.zaykovo.ru/viewtopic.php?f=1&p=4040 ;
17. http://voenspez.ru/index.php?topic=2202.0 ;
18. http://militera.lib.ru/memo/russian/eremenko_ai_1/index.html ;
19. http://smol1941.narod.ru/glava1.htm ;
20. http://myfront.in.ua/krasnaya-armiya/divizii/strelkovye-211-225.html ;
21. http://www.pobeda.witebsk.by/land/bp/220msd/ ;
22. https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%83%D0%BC%D0%B1%D0%B8%D0%BD%D0%BD%D0%B5%D0%BD-%D0%93%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B0%D0%BF%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F ;
23. https://ru.wikipedia.org/wiki/31-%D1%8F_%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F_%28%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0%29 ;
24. 31-я армия 2-го формирования: http://bdsa.ru/index2.php?option=com_content&task=view&id=2805&pop=1&page=0&Itemid=141 ;
25. http://forum-kenig.ru/viewtopic.php?f=9&t=1867 ;
26. http://anastasia.mybb2.ru/index.php?show=61772 ;
27. http://www.prussia39.ru/geo/rinfo.php?rid=8 ;
28. Справочники в/ч-п/п и командного состава: http://soldat.ru/ ;
29. Б. Горбачевский «Ржевская мясорубка»: http://litfile.net/web/266977/297000-298000 ;
30. http://rzhevnews.ru/?p=6917 .
Номер воинской части: 61575
Полевая почта №: 61575
Почтовый ящик №: 0

Попечитель:

Нина

Фронтовики, служившие в подразделении:

Белошапка Савелий Адамович
0.0.1902
красноармеец
Близнюк Федор Сидорович
0.0.1926
младший сержант
Гнет Григорий Яковлевич
0.0.1912
красноармеец
Гольтяев Кузьма Георгиевич
0.0.1909
старший политрук
Грицько Михаил Сидорович
0.0.1920
красноармеец
Долгополов Иван Иванович
0.0.1926
младший сержант
Ежов Федор Петрович
0.0.1908
младший сержант
Жужлов Александр Сергеевич
0.0.1925
ефрейтор
Короткин Михаил Иванович
0.0.1925
красноармеец
Лазарчук Фома Михайлович
0.0.1911
мл. сержант
Линевич Аркадий Адамович
0.0.1926
красноармеец
Мартыненко Виктор Ефимович
0.0.1922
красноармеец
Муравский Иосиф Филимонович
0.0.0
рядовой
Остапенко Иван Яковлевич
0.0.1925
ефрейтор
Сузиков Петр Калистратович
0.0.1908
красноармеец
Телемонюк Стефан Трофимович
0.0.1925
красноармеец
Холомеев Андрей Семенович
0.0.1916
лейтенант
Шляхов Яков Игнатьевич
0.0.1897
ефрейтор
Яковук Николай Иванович
0.0.1920
красноармеец

Дата и время создания карточки:

2015-12-09 11:06:51
Дата и время последнего изменения: 2015-12-10 09:43:31
При использовании материалов сайта ссылка на www.pobeda1945.su обязательна.